?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Самарская земская ветеринарная служба Previous Previous Next Next
Самара с пивом - Портфели
kraeham
kraeham
Самара с пивом
 Комментарии: http://community.livejournal.com/samara_history/20319.html

 

                        «Пивной разворот» в Адрес-календаре и памятной книжке Самарской губернии

Варили пиво еще с глубокой древности. Например, широко известен факт, что богатая дама Пу-Аби с помощью соломинки из чистого золота пила пиво на пирах в древней Месопотамии. Ее золотую соломинку для пива, которой более 3 тысяч лет, можно и сейчас увидеть в музее Пенсильванского Университета в Филадельфии.

В Самаре массовое пивоварение начало развиваться с середины XIX века, когда наш край стал превращаться в мощный район торгового зернового хозяйства и привлекал в город дельцов всех мастей. Однако первый пивовар был по происхождению все-таки самарец – Н. Ф. Дунаев. По данным справочника «Фабрично-заводские предприятия Российской империи», Дунаев открыл свой завод в 1847 году на углу Москательной (Льва Толстого) и Дворянской (Куйбышева). Варил пиво высококачественных сортов, в основном, «Портер». Но дела шли плохо. Богатые самарцы предпочитали напитки столичных заводов, а бедные употребляли «внутренний полушубок» – «40-градусное жуткое пойло». Именно поэтому, Дунаев занимался и выпуском дешевой водки, продавал артезианскую воду из собственных скважин жесткостью менее 14%, и даже сдавал в аренду свой сад на Вокзальной площади. По данным краеведа Струкова, к 1915 году производство Дунаева стало нерентабельным и было окончательно закрыто.

 
 

 
Особняк Дунаева, обжитый Администрацией города лет уже десять

60–80-е г.г. XIX века были только началом становления пивной промышленности региона. Вот как оценивали самарский пивной «бизнес» авторы Памятной книжки Самарской губернии на 1863–1864 г.г.: «пивоваренное производство в Самарской губернии в настоящее время находится в младенчестве… пиво похоже на крестьянскую брагу».

В этот период, по данным краеведа Казарина, в Самарской губернии было четыре пивных завода: у мещанки Световой, коллежской регистраторши Мордвиновой и в селе Богдановка Самарского уезда у маслобоен господ Чарыковых. Цена колебалась от 1 рубля 30 копеек до 1 рубля 50 копеек за ведро. На месте нынешнего Жигулевского завода, производство открыл и купец В. Е. Буреев, пообещав варить «прелестное» пиво. Однако, вероятно, дела у купца не задались. Завод перешел в собственность города и стал сдаваться в аренду. Сначала его арендовал крестьянин Назаров за 500 рублей, а позже купец Василий Шабаев. В 1878 году в городскую управу обратился крестьянин Федор Глухов из Вольска, который писал в своем «прошении»: «До меня дошли слухи, что город хочет продать завод. Легко может быть, что я его куплю, если окажется доступной цена». Но сделка не состоялась.

В 80-е г.г. XIX века в Самару начали приезжать подданные других государств для открытия пивного производства. В 1880 году за Панским переездом (район Ленинградской и Братьев Коростелевых) был запущен завод Иосифа Викентьевича Питца, но тут же, через три недели, сгорел. Та же участь ждала пивоваренный завод Людвига Карловича Шлеске. Все его производство сгорело дотла при чудовищном пожаре 26 апреля 1888 года.

Наиболее удачливым предпринимателем оказался австриец Альфред Йозеф Максимилиан Вакано Риттер фон Вело, который родился в Галиции в семье королевского картографа. В конце 70-х г.г., объединив свое состояние с капиталами своего старого знакомого по Петербургскому российско-венскому пивоваренному обществу Морицом Морицовичем Фабером, Вакано в 1879 году арендовал на 99 лет участок с бывшим заводом Буреева за очень большую сумму – 2 101 рублей в год. Альфред Филиппович сразу пообещал, что сломает старый завод и построит новый. Все работы по строительству нового завода были возложены на авторитетную австрийскую фирму И. С. Швальбе. Уже 10 февраля 1881 года «Самарские губернские ведомости» сообщили: «Имеем честь, известить, как здешнюю, так и иногороднюю публику, что на нашем заводе поступило в продажу пиво на дрожжах в бочках емкостью от 29 до 50 ведер за наличные деньги по нижеследующим ценам: «Венское» по 1 рублю 5 копеек за ведро, «Венское столовое» по 1 рублю 40 копеек». Главными пивоварами на заводе были Карл Пинк и Карл Штраус. Со временем Товарищество пивоваренного завода выпускало более 10 сортов пива: «Венское», «Соловое», «Экспорт», «Мартовское», «Баварское», «Пильзенское», «Жигули» и пр. Производство у вон Вакано непрерывно расширялось. К 1913 году завод имел 70 строений, украшенных разнообразными художественными решетками и флюгерами.

По сообщению краеведа Завального, на одной из таких решеток, Вакано, по просьбе Морица Фабера, приказал выбить звезду Давида, а на всех флюгерах изобразить вензель с двумя начальными буквами фамилий – участников Товарищества («Ф» и «В»). Вообще, нужно отметить, что Фабер был крайне примечательной личностью и очень самолюбивым человеком. В те времена он заказал более 1 000 небольших позолоченных медальонов с собственным портретом и дарил их каждому вместо визитной карточки.

Перед первой мировой войной выпуск пива был увеличен с 75 тысяч ведер до 42 миллионов литров в год. Завод имел передовое для своего времени оснащение: механизированное производство по мойке, розливу и закупорке бутылок, собственную электростанцию, газовый завод, 8 паровых котлов, 45 двигателей, 17 вентиляторов. Воду качали мощные насосы из четырех артезианских скважин. Готовая продукция перевозилась внутри завода по железной дороге протяженностью 1100 саженей (т. е. свыше 2,3 км.). Существовал свой конный двор с шестьюдесятью лошадьми и повозками, для междугородних перевозок использовали два буксирных парохода, один колесный и 12 барж. Наиболее уникальными объектами на заводе были «американские» подвалы. По данным краеведа Бажанова, в подвалах стояли 234 бочки емкостью 69 300 ведер и 114 чанов емкостью 223 000 ведер. Здесь пиво выдерживалось и хранилось. Охлаждалось натуральным льдом, которого заготавливалось 30 тысяч глыб.



Отец «массового самраского пива» Альфед Филиппович фон Вакано

В 1896 году Вакано получил первую медаль на Всероссийской промышленно-торговой выставке, проходившей в Нижнем Новгороде, а к 1914 году завод имел уже 15 золотых медалей.

Всю розничную торговлю Вакано пытался сосредоточить в своих руках. На 1914 год им куплено право на содержание 23 лавок из нескольких сот и шесть складов. Желание сосредоточить всю торговлю в своих руках объяснялось необходимостью диктовать свои цены на пиво. Интересен случай, приведенный краеведом Бажановым: «В 1911 году в Саратове 170 владельцев пивных лавок и 50 трактиров отказались покупать пиво Вакано по новым ценам и заявили, что будут приобретать рижское. Однако продукция жигулевского завода разошлась по фирменным точкам, и сторонним розничным торговцам пришлось идти на компромисс с Вакано».

Самой знаменитой в Самаре фирменной точкой пивного короля была, конечно, кухмистерская на Алексеевской (Красноармейской) улице. Краевед и писатель Головкин так описывал это заведение, называя его «кафедралкой»: «Здание прекрасное с высокими и большими залами, с отличной обстановкой и изящной отделкой, с хорошим буфетом недорогих блюд, привлекало любителей пива со всех частей города». Сегодня мы знаем, что кухмистерская находится в частной собственности и ждет реконструкции.



Владимир фон Вакано с женой на буклете меню фирменной
кухмистерской на Алексеевской (Красноармейской) улице, 1911 г.


Еще в начале 90-х г. г. XIX века Альфред Филиппович полностью передал дела своему сыну Владимиру и сосредоточился на общественных делах, и защите своего бизнеса от разного рода «трезвых» политиков и иногородних конкурентов.
Он активно участвовал в делах Красного Креста, самарского отделения Попечительства императрицы Марии Александровны о слепых, губернского комитета по призрению детей воинов, погибших в войне с Японией, открыл бесплатные столовые для малоимущих, подавал бесплатно сначала газ, а потом и электричество в городской театр, занимался совместно с городским архитектором Щербачевым обустройством всего ансамбля вокруг театра, построил спуски от Дворянской (Куйбышева) мимо Иверского монастыря и от Александровской (Вилоновская), разбил садик за театром, оплатил городу первую ветку канализации, за что получил в итоге орден Св. Станислава 3 степени от императора и российское подданство.

Его младшие дети активно участвовали в спортивной жизни Самары – организовали яхт-клуб и первую футбольную команду.
Работники завода фон Вакано ни в чем не нуждались. Хорошая зарплата, постоянное жилье и общежития, даже новогодняя елка для рабочих, отличные бесплатные обеды сделали завод первым в городе социальноориентированным предприятием. Причем на социальные нужды и расширение завода уходило более 80% его дохода.
Вместе с тем, большинство городских чиновников относилось к пивному королю с пренебрежением и крайней подозрительностью. Приведем, хотя бы, один пример. В начале XX века в России набирало силу движение за введение родительских комитетов в школах. Вакано активно продвигал эту идею и в Самаре, организовав совместно с Бостромом, Хардиным и другими общественными деятелями семейно-педагогический кружок. Члены кружка вместе с детьми расчищали и обустраивали площадку за театром, сажали там цветы и деревья, зимой заливали каток. А в это время злейший враг Вакано – М. Д. Челышов с группой чиновников печатали в газетах обличительные статьи. Они пишут: «Надо относиться к Вакано с крайней осторожностью: он, несомненно, захочет устроить рядом с этой площадкой портерную или ресторан».



На набережной завода фон Вакано

В это же время начали активизироваться конкуренты. К 1905 году в Самару пришли почти все волжские пивоваренные заводы и открыли здесь склады («Товарищество Вейнеровского пивоваренного завода» из Астрахани на углу Соборной и Заводской, «Наследников Александрова И.В.» из Казани на углу Самарской и Воскресенской, «Гофмана и Ко» на Казанской, 69, Петцольда О.Э. на Полевой, 15, Московского Хамовнического завода на улице Заводской, «Наследников А.Ф. Ермолаева» из Нижнего Новгорода на улице Саратовской, 51).

Челышов, в свою очередь, не гнушался никакими методами борьбы с Вакано, проплачивая даже рекламу его конкурентов. 1 сентября «Волжское слово» сообщало, что на пути в Самару находятся 2 баржи с пивом Хамовнического завода, а далее приводилось стихотворение:

Везде Хамовников завод
Самарцам пиво продает,
И пьют самарцы «новый яд»,
Знать, «Жигулевский» не хотят.
Вакано – больше не парит,
Завод Вакано позабыт;
Вакано, «царствию» конец
Он – не заводчик, не «отец».
В Самаре поумнел народ,
Жить стало легче... о, майн Готт!

Перед началом первой мировой войны в Самаре растут националистические настроения. Появилось огромное количество брошюр, например, под названием «Убей немца!». В октябре 1915 года Альфреда Филипповича и его сына Владимира заподозрили в шпионаже и выслали в Бузулук. После 1917 года пивзавод временно национализировали, а Вакано получил разрешение на выезд. Умер в Австрии в городе Тюрнице 24 марта 1926 года. А Владимир Вакано уехал в Ашхабад на постройку нового пивного завода, но за излишнюю растрату дорогого там льда попал в тюрьму.
Запретив выпуск и продажу пива в Самаре, советское правительство, однако, разрешило выпускать слабоградусные напитки. Через М. С. Боярского владельцы завода организовали выпуск слабоградусного пивного «зелья», который поступил в продажу под названием «Мед Боярского». О самом Михаиле Боярском неизвестно почти ничего. По сведениям жандармского управления, он сожительствовал с полькой, проживающей в гостинице «Националь». В 1923 году вместе с сыновьями Вакано – Лотаром, Львом и Эрихом он стал акционером Жигулевского пивзавода вплоть до конца НЭПа.
В советские времена пытались варить хорошее «Жигулевское» пиво, но рецепт «Венского» так и ушел с семьей Вакано из Самары навсегда. О добром куйбышевском «Жигулевском» вспоминается только одна фраза: «Требуйте отстоя пены: «Жигулевское» пиво достойно поэмы».

Альфред Вакано писал в одной из статей в местной печати: «Варить пиво – это не щи ходить готовить. Приготовление хорошего пива – это процесс волшебный, потребление пива – это процесс культурный…»

Что ж, давайте учиться этим «процессам» заново.

 
Павел Попов

P.S. В поддержку http://matrokreazoth.livejournal.com/ и его «безумного» Пивного тура по Самаре



1 comment or Leave a comment
Comments
kraevedoff63 From: kraevedoff63 Date: December 13th, 2011 02:57 pm (UTC) (Link)
"Перед началом первой мировой войны в Самаре растут националистические настроения. Появилось огромное количество брошюр, например, под названием «Убей немца!»

- Брошюры появились до войны?

"В октябре 1915 года Альфреда Филипповича и его сына Владимира заподозрили в шпионаже и выслали в Бузулук"

- Всё-таки у жандармского управления к Вакано появились вопросы до 15-го года, не так ли?
1 comment or Leave a comment