?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Самарская земская ветеринарная служба Previous Previous Next Next
Ужасы Троицкой площади - Портфели
kraeham
kraeham
Ужасы Троицкой площади
 

Самара. Троицкий базар. Пост городового


Троицкая площадь в Самаре является интереснейшим для изучения объектом городского культурного ландшафта середины XIX – начала XX веков. Базар, давно исчезнувшие обжорные ряды, церковь во имя Живоначальной Троицы, лобное место, городские весы, дешевые чайно-столовые и трактирные заведения сформировали особую среду, где главными участниками были первые «мелкие буржуа» – торговцы и лавочники, а также босяки, разного рода жулики и мошенники, пьяницы и юродивые. Здесь Самара выглядела без прикрас, без наносного европейского лоска, удивляя лишь своей строгой провинциальной простотой.
 
В первой трети XIX века город обслуживали три основных базара – Вшивый, Сытной и обжорные ряды на Алексеевской площади (площадь Революции). По мере увеличения числа приезжих торговцев властям пришлось выдворять часть из них на Сенную (будущую Троицкую) площадь. Раньше здесь шла торговля с кочевниками.

В 1830–х годах это место производило унылое впечатление – огромный «овраг с грязью, идущий до берега реки Самары с одной стороны, и степь, простиравшаяся на восток с другой». Протоиерей Дмитрий Орлов вспоминал в 1879 году в газете «Самарские епархиальные ведомости»: «Торговцы выйдут, бывало, по приглашению полиции на эту площадь, постоят, подивятся, зачем это их из города высылают торговать чуть-ли не в чистое поле и разойдутся кто куда». Несмотря на это, усилиями городских властей Сенная (Троицкая) площадь все-таки приобрела статус торговой.

Современник отмечал: «На площади виднелись небольшие весы да несколько в беспорядке разбросанных лавочек и наскоро сколоченных ларей. В обычные дни здесь было безлюдно, и стояла тишина, прерывавшаяся лишь стуком кузнечного молота, криком свободно разгуливавших домашних животных, шумом детей, резвившихся здесь и лазающих по оврагу. В базарные дни поднимали флаг, и становилось несколько оживленнее. Торговали в основном сеном и овсом».

Большой интерес для исследователей до сих пор представляет здание, находившееся на северо-востоке площади – так называемая Французова мельница, принадлежавшая по слухам либо французу, либо немцу. Маховой вал мельницы был установлен перпендикулярно земле, а не горизонтально. Вал с крыльями был закрыт со всех сторон так, что верхняя часть мельницы казалась многогранной башней. Скрип от вращения вала мельницы по воспоминаниям очевидцев стоял жуткий…

В начале 40-х годов XIX века в Самаре начинает ходить слух о скорой реорганизации города из уездного в губернский. Утверждали, что на землях Сенной площади будут проложены «какие-то дороги». Именно тогда в городе появился оборотистый симбирский землемер – некий Фокин, который по сговору с местным городничим в течение года распродал земли на будущей Троицкой площади всем желающим по самой низкой бросовой цене. После этого в районе Сенной площади началось усиленное строительство жилых домов и городских усадеб, а овраг был засыпан. Приток населения на эту городскую окраину поставил перед властями вопрос о необходимости строительства здесь церкви. Проект храма был выполнен известным архитектором Михаилом Петровичем Варенцовым-Коринфским, который еще в молодости получил свою вторую фамилию «за заслуги» по распоряжению императора Александра I. В 1844 году храм был освящен во имя Святой Живоначальной Троицы.

После чудовищных пожаров 1855 – 1856 годов с Алексеевской площади на площадь Троицкую были окончательно перенесены все торговые и обжорные ряды, «лобное место» (эшафот) и городские часы работы братьев Бутеноп, которые были установлены на колокольне церкви.

 

Церковь Святой Живоначальной Троицы в Самаре

Купец и краевед К. П. Головкин писал: «В 1869 году на Троицкой площади можно было увидеть церковь святой Троицы с оградой и садом, каменный торговый корпус, 7 подвижных ларей, деревянный корпус обжорных рядов, 8 корпусов Гостиного двора».

Обжорные ряды
– это были места торга готовыми блюдами для простонародья. Известный писатель-народник Александр Эртель так вспоминал об атмосфере обжорных рядов: «Вот шумный и пьяный говор, столы, облепленные народом, шипят оладьи на сковородках, чадит подгорелое масло. Это обжорный ряд». Несмотря на желание властей перевести обжорные ряды в каменное здание (прожекты городских голов П. В. Алабина и П. С. Субботина), они так и остались в «импровизированном» деревянном корпусе без рам и дверей с земляными полами. Корпус обжорных рядов часто полностью выгорал, но строился заново. Головкин отмечал, что более «противного места» в городе было просто не сыскать: «В зимнее время в здании обжорных рядов постоянно бывает сквозной ветер и снег, а в летнее время, особенно после дождя, непролазная грязь. Кроме того, многочисленные отбросы различных органических веществ, здесь остающихся и гниющих, заражают воздух окрестной местности зловредными миазмами».

Особое место в истории Троицкой площади занимает эшафот или «лобное место». В юго-восточной части базара в конце 50-х – начале 60-х годов XIX века был устроен черного цвета деревянный разборный помост со столбом. Привезенного на «позорных дрогах» преступника выводили на это возвышение и под барабанный бой привязывали к столбу. На груди приговоренного висела табличка с указанием преступления. После того как несчастного привязывали к столбу, выходил толстый палач в красной рубахе с засученными рукавами в широких черных шароварах с трехконечной плетью в руках и преступал к делу. Перед ударом палач вскрикивал «Берегись!» и наносил удар. Затем, не торопясь, переходил на другую сторону помоста. Снова кричал «Берегись!», и снова наносил удар. Старожил и гласный городской Думы начала XX века П. Ф. Шишкин рассказывал: «Как всегда на экзекуции собиралась масса мальчишек. Народ считал каждый удар. В пользу наказанного проводился сбор денег «на поправку». Последнее публичное наказание было проведено в 1865 году с нанесением 65 ударов. Позже помост был перенесен на Воскресенскую (Самарскую) площадь, но публичные наказания уже не проводились. На месте помоста на Троицкой площади были установлены главные городские весы.
__________________

Зазывные крики торговцев, запахи наваристых щей, пирогов и жареного мяса, буйство красок фруктов и овощей в торговых рядах создавали неповторимую атмосферу Троицкого базара в Самаре. Вместе с тем, справедливости ради, стоит отметить, что современники недолюбливали Троицкий рынок, а буржуазные газеты «Голос Самары» и «Волжское слово» не упускали случая разместить какой-нибудь «ядовитый» репортаж о буднях этого базара. Приведем один из них полностью.

В одном из номеров газеты «Голос Самары» за 1906 год читаем о прогулке журналиста по рынку: «Случайно я попал на «толкучку» – середина Троицкого базара. Народу масса. Большей частью полушубки, да обдерганные босяки, но есть и интеллигенты, только слишком мало. В сторонке продают старые зашитые резиной калоши, выдавая их за новые. Везде слышится перебранка. Сзади раздаются крики: «Лови мерзавца! Держи!». Стоит подвыпивший мастеровой и, сально жестикулируя руками, объясняет собравшейся толпе: «Вышел я, братцы, из номеров купить рубаху, а то моя сильно изорвалась. Денег – трешница. Подходит ко мне мил-человек и говорит: «Жрать нечего, купи золотое кольцо. Сговорились мы за полтора рубля. Вынул я деньги, а этот хулиган схватил их и был таков». Толпа дружно смеется над потерпевшим. С другой стороны доносится: «Пирожки с пылу, с жару, пятачок за пару!». Оборачиваюсь. Деревенский парень с грязным лотком грязными руками вынимает пирожки и продает мужикам, которые их с удовольствием поедают. Еще дальше босяк – рваный костюм, на одной ноге калоша, на другой штиблета разорванная. Держит старые брюки и предлагает проходящим: «Не купите-ли, жители, ведь только раз надеваны, дешево продам». Подхожу к бедолаге, а он мне: «Барин, дай на шкалик. Великий пост наступил, а я опохмелиться не успел!». Дал ему 5 копеек, а он мне по адресу: «Тоже, барин на три минуты, не мог гривенника дать». Рядом два мастеровых дерутся. Страж народа, постовой снисходительно смотрит и улыбается, иногда кидая словечко: «Ударь! Ударь! А ты его в зубы!».



Троицкий базар. Начало XX века

Мальчишки кричат: «Спички хорошие, сами горят и пожара не сделают!».
Навстречу попадается мне старушка, которая голосит: «Батюшки мои! Что делать, последние деньги из кармана украли! Жаловалась городовому, а он говорит «пшла ты к черту, ведьма, не наше дело…».

Интересными фигурами на Троицком рынке в конце XIX века были кисловщики, гречишники, сбитенщики, мороженщики и менялы пареной дули. Кисловщиками называли продавцов кваса домашнего приготовления с плавающим в нем изюмом. Они ходили по базару с лоханью с квасом в грязном фартуке и с грязными полотенцами. Гречишниками были продавцы куличей из мягкого рыхлого теста, выпеченных в масле и имевших темно-коричневый цвет. Мороженщики продавали свой товар из деревянного ушата, набитого льдом, который устанавливался в кольцо из полотенца на голове. Пареная дуля (тушеная тыква или груша сомнительного вида и качества) не продавалась, а менялась на разного рода старье: ржавое железо, кости, тряпки, бутыли. Повсюду на базаре можно было попробовать сбитня (разбавленный горячей водой мед с добавлением сахара, корицы, гвоздики и лимонных корок) всего за полкопейки. Сбитенщик ходил по рынку с самоваром из белой жести в одной руке и мешочком с кренделями в другой. Фартук имел отделения со стаканами. К началу XX века сбитенщики и кисловщики уступили место продавцам минеральной воды.



Троицкий базар. У фруктового ряда

Троицкая площадь печально славилась и своими трактирами, где разливали казенную водку, плиточный чай с дешевым коньяком, а также мерзкое 40-градусное самодельное пойло, которое горожане называли «внутренний полушубок». Чуть ли ни каждый день на базаре находили какого-нибудь босяка, упившегося до смерти. Газеты пестрили сообщениями «о скоропостижной смерти от пьянства» и разного рода заметками с возмутительными историями.

Приведем дословно одну из таких заметок, опубликованную в «Самарской газете» 10 августа 1891 года под заголовком «Рюмочный грызун»: «Недавно в одном из Троицких трактиров, среди некоторых представителей уличной адвокатуры, произошел довольно оригинальный спор. Некто С. стал уверять своих собратьев, что он может не только выпить рюмку водки, но и сгрызть самую рюмку; подстрекаемые любопытством видеть такой еще небывалый подвиг своего коллеги, компаньоны предложили ему «на спор», что если он сгрызет рюмку, то они отвечают ее стоимостью и, кроме того, еще поставят полбутылки водки, если же С. не справится, то ставит он, но уже бутылку. Когда началась операция грызения рюмки, то С. сначала преспокойно жевал и мельчил тонкие осколки, но потом, поранив губы, десны и язык, отказался от дальнейшего грызения стекла, так как изо рта его ручьем текла кровь, что вызвало крайнее неудовольствие зрителей и служащих трактира, а также повлекло приглашение на сцену местного городового».

После революции и до начала 30-х годов XX века Троицкий рынок практически не менялся. Занимательные факты по истории площади в очерке «Самара в моей жизни» привел знаменитый академик М. Н. Тихомиров, который находился с женой (сестрой М. Булгакова) в Самаре с 1919 по 1923 годы. Тихомиров писал: «Цены на Троицком устанавливались, вероятно, древнерусским способом. Неожиданно одна из баб восклицала: «Бабы, бабы, вишонка 5 копеек, вишонка 5 копеек». Эта цена становилась как префикс и обходила все бабье собрание. На базаре продавали и вкуснейшие пироги с мясом, с рыбой, с морковью, с зеленым луком и яйцами, с грибами и типичные самарские пироги с картофелем». Академик Тихомиров утверждал, что даже знал человека, который специально каждый день ходил через весь город на Троицкий базар есть пироги.

Ученый отмечал: «Я охотно едал эти пирожки и тогда, когда денег не хватало. Рассказывали, что в эти голодные годы в качестве начинки использовалась и человечина. Были особые люди - «прыгунки», которые якобы ловили людей, и мясо их пускали на продажу. На базаре можно было отведать и отличных супов. Щи, например, продавали торговки из огромных чугунков, который они согревали под подолом собственного платья. Бабу, восседающую на чугунке было видно из далека. Когда покупатель подходил, то баба слазила с чугуна, который она хранила в тепле своим «термосом», и наливала тарелку».

Большой популярностью среди горожан, по сведениям Тихомирова, пользовался юродивый Гришка-консервная банка с Троицкого рынка. Свое прозвище он получил из-за консервной банки, привязанной к ноге. Если этот юродивый брал что-то у лавочника без спроса, значит, торговля непременно была отличной и приносила хороший доход. Гришку даже пускали в городской театр, где на балконе у него было свое почетное место.

... 



Попов П. Ужасы Троицкой площади //Вечерняя Самара, 2009, декабрь, № 22, 23

При подготовке статьи были использованы: материалы фотофондов ЦГАСО, записки Головкина, Архангельского, Преображенского, Леопольдова, произведения Алабина, Тихомирова и Эртеля, а также работы самарских журналистов в дореволюционных газетах «Волжское слово», «Голос Самары», «Самарская газета», «Самарские епархиальные ведомости».

Tags: , , , , , , ,
Current Music: в тему Tom Waits - "Just Another Sucker on The Vine"

55 comments or Leave a comment
Comments
q_iber From: q_iber Date: December 15th, 2009 04:54 am (UTC) (Link)
о семейной паре Демидовых упоминания нет - трудно предположить, что не читали...
конечно, это не первоисточник,
но, если тенденцию не переламывать, то лет через дцать и Вашу работу никто не помянет - каждый пишущий о Самаре будет стоять в одиночестве, "голый человек на голой земле" :)
kraeham From: kraeham Date: December 15th, 2009 05:27 am (UTC) (Link)
Читал, конечно.
Только все, что написано у Демидовых по Троице в 90-х годах XX века, написано еще в начале XX века Головкиным.
Почти слово в слово.

Да и не так много у Демидовых инфы по Троицкой площади.
Но согласен, упомянуть можно. Только я не пользовался их информацией и не цитировал, так как мне ее недостаточно.

"то лет через дцать и Вашу работу никто не помянет"

Даже и подумать не могу, что меня кто-то вспомнит:)))
Есть более серьезные исследователи, а я почти любитель:)
q_iber From: q_iber Date: December 15th, 2009 06:14 am (UTC) (Link)
буду благодарен за наводку на более серьёзных исследователей :)

а вообще, конечно, без беллетристических красот, нехарактерных для "серьёзных исследователей", краеведение зачахнет
ondryushka From: ondryushka Date: December 15th, 2009 06:14 am (UTC) (Link)
Спасибо! Занятно.

А вот и подоспел информационный повод к посту - http://www.samru.ru/society/novosti_samara/48549.html
kraeham From: kraeham Date: December 15th, 2009 06:41 am (UTC) (Link)
Всегда пожалуйста:)

Заметка на Samru точно подходит. В духе дореволюционных газет вот эта фраза: "Сегодня, 15 декабря, в 5:10 на Троицком рынке произошло возгорание в павильоне лакокрасочных изделий":))

Да, что-то я попал в точку:))
nadesta From: nadesta Date: December 15th, 2009 11:08 am (UTC) (Link)
Интересный у вас журнал! :)
А вы чтонить знаете про дачу купца Соколова которая была на 7 просеке?
golema From: golema Date: December 15th, 2009 04:15 pm (UTC) (Link)
Может Вы имели в виду дачу Соколова, которая есть на 9-й просеке? На 7-й не было Соколовских дач.
nadesta From: nadesta Date: December 16th, 2009 10:29 am (UTC) (Link)
Нет! Я имею в виду именно старинную постройку на 7 просеке. Возможно, это не было дачей Соколова. Здание стояло на 7 просеке, на территории базы отдыха "Сокольи горы". Это был деревянный особняк высотой с 9-этажный дом, относительно Волги он стоял примерно на том же уровне, что и особняк в санатории Чкалова. В 1999 году базу отдыха упразднили, землю раздали под дачи современным "купцам", а особняк спалили в ночь на 9 мая. От него остался только кирпичный фундамент и парадная лестница. Если интересно, можете кстати сходить и посмотреть, там сейчас все заброшено, если только дачами не застроили. У меня мама проработала в этом доме отдыха 15 лет, и я этот особняк весь облазила.
Так вот просто интересно - исторический архитектурный и так далее памятник, кто-то сжег (не верю, что случайно) - и никто ничего не знает, все шито-крыто...
kraeham From: kraeham Date: December 15th, 2009 10:53 pm (UTC) (Link)
Можно уточнить.
Только столько книжек по Соколовским дачам вышло, что мне уже не очень интересно:)) Ныне санаторий "Чкаловский".
arina_ross From: arina_ross Date: December 15th, 2009 02:54 pm (UTC) (Link)
класс! с вами как будто побывала на таком базаре вживую))
kraeham From: kraeham Date: December 15th, 2009 10:54 pm (UTC) (Link)
Всегда пожалйста.
Рад, что понравилось. Газетные дореволюционные статьи очень красочные.
gregorko From: gregorko Date: December 18th, 2009 11:38 am (UTC) (Link)
очень Гиляровским пахнет - вкусное бытоописательство всегда привлекает и завораживает

а старообрядческая часовня на рынке где была?
kraeham From: kraeham Date: December 19th, 2009 01:25 am (UTC) (Link)
Да, Гиляровский:)
По другому эту инфу не скормить читателям:))

Ближайшая старообрядческая только на Фрунзе/Некрасовской вроде как.
gregorko From: gregorko Date: December 19th, 2009 02:27 am (UTC) (Link)
была на рынке до конца 1940 гг. - я в книге про самарскую торговлю про нее писал
gregorko From: gregorko Date: November 2nd, 2013 03:40 pm (UTC) (Link)
как интересно читать коменты 4 летней давности - мир изменился кардинально и стал значительно жестче
55 comments or Leave a comment