Павел (kraeham) wrote,
Павел
kraeham

Category:
  • Music:

О. С. Струков: «Самара – это призвание, которое я обретаю в себе»

Я готов целовать твои улицы,
Прижиматься к твоим площадям.
Я уже постарел, ссутулился,
Потерял уже счет годам...

О. С. Струков в Куйбышевской областной библиотеке имени В. И. Ленина, 1969 г.
Фото из личного фонда Струкова в ЦГАСО.

Морозным январским днем 27 января 1950 года 42-летний инженер Струков с женой вышел на перрон вокзала города Куйбышева. С этим городом будет связана его жизнь в последующие 37 лет. Это будут годы его широкомасштабных архивных историко-краеведческих изысканий и борьбы за ту старую Самару, которую мы знаем и сейчас, но, к сожалению, продолжаем терять. Появившись в Самаре, Олег Сергеевич Струков оставил заметный след в культурной жизни нашего города, внес немалый вклад в становление самарского (куйбышевского) исторического краеведения, его пропаганды в самых широких слоях горожан. Тесно сотрудничая с областными библиотекой, архивом, музеем, с молодыми или уже состоявшимися специалистами в сфере истории и культуры, он смог пробудить огромный интерес куйбышевцев к дореволюционной истории Самарского края.
В 1966 году став заместителем председателя Куйбышевского  отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК), Струков приступил к систематическому, профессиональному изучению истории самарской архитектуры и организации охраны объектов нашего культурного наследия.

Становление инженера

Олег Сергеевич Струков родился 12 апреля 1908 года в Москве. Его отец был архитектором, мать – домохозяйкой. В 1915 – 1918 годах Струков учился в гимназии имени Медведковых, в 1918 – 1923 годах в советской школе. После восьмого класса школы поступил учеником и служащим в ФЗУ Второй Московской фабрики Госзнак по классу художественного гравирования. В 1926 – 1927 годах работал чертежником-деталировщиком на авиационном заводе № 22 в Москве. В 1929 году Струков начал работать в ЦАГИ в конструкторском отделе А. Н. Туполева чертежником-деталировщиком, в 1930 году был переведен на должность чертежника-конструктора. В 1931 году Струков был назначен служащим в бюро особых конструкций (БОК) ЦАГИ, позже преобразованное в завод особых конструкций ЦАГИ. В феврале 1933 года из ЗОК ЦАГИ выделено опытное конструкторское бюро ЦКБ Ильюшина, прикрепленное к заводу № 39. В ОКБ ЦКБ Ильюшина включили и Струкова, где в июне 1933 года ему предоставили должность инженера. В августе 1934 года при управлении спецработ Наркомтяжпрома на заводе № 39 создали КБ Б. И. Черановского, в состав которого инженером вошел и Струков, став вскоре начальником конструкторской группы бесхвостых авиеток. В октябре 1936 года конструкторская бригада Черановского была переведена на завод в/ч 1127 (НИИ ВВС), где Олег Сергеевич Струков продолжил работать, но уже помощником начальника конструкторской группы вплоть до ее расформирования.


Бесхвостая авиетка «БИЧ – 21», в разработке которой участвовала конструкторская группа О. С. Струкова в КБ Б. И. Черановского

В августе 1938 – июне 1940 годов Струков работал начальником контрольной группы опытного конструкторского бюро Яценко при заводе № 81. В июне 1940 – июле 1941 годов он – начальник конструкторской (винто-моторной) группы ОКБ-28. При эвакуации переведен в Иркутск на завод № 125 конструктором. С июля 1942 по декабрь 1944 года Струков  старший инженер в филиале № 2 ЦАГИ в Новосибирске. С декабря 1944 по март 1945 годов Олег Сергеевич трудился старшим инженером ОКБ Лавочкина на заводе № 81 в Москве.

В январе 1950 года О. С. Струков переехал в Куйбышев (Самару), где был определен  на службу в куйбышевский филиал Гипроавиапрома, преобразованный в Промстройпроект. Числился старшим инженером с 1951 года. После короткого прибывания в Монгольской народной республике и работы старшим инженером проектного треста № 54, «по болезни» был отозван обратно в Промстройпроект, где служил руководителем группы технического отдела Промстройпроекта вплоть до выхода на пенсию 1 ноября 1969 года. Олег Сергеевич Струков награжден медалями «За доблестный труд в Великой отечественной войне», «30 лет Победы», почетными грамотами.

За скупыми строками о назначениях и переводах инженера с одной должности на другую стоят реальные большие достижения специалиста. Из производственной деятельности Струкова можно отдельно подчеркнуть: участие в проектировании хвостового отсека самолета РД (рекорд дальности), на котором сначала Чкалов, а затем Громов совершили беспосадочный перелет из Москвы через Северный полюс в Америку, участие в проектировании стратостата «СССР», в разработке бесхвостых авиеток и планеров Б. И. Черановского «БИЧ», в разработке серии спецальбомов внутреннего типажа летательных аппаратов куйбышевского Промстройпроекта, в проектировании первой модели реактивного аппарата Ф. А. Цандера...

Работа краеведа и общественника

Переехав в Куйбышев (Самару), Олег Сергеевич влюбился в этот город сразу и навсегда. В редкие свободные от основной работы в Промстройпроекте дни он гулял по старому городу с фотоаппаратом «Зоркий», методично изучал нашу «бедную» тогда краеведческую литературу, знакомился с фондами и материалами Куйбышевского областного музея и, как вспоминал профессор П. С. Кабытов, копался с методичностью муравья в областном архиве. В принципе это хобби Струкова не было совсем необычным. С началом оттепели многие советские граждане начали увлекаться российской историей и краеведением в частности. В Куйбышеве появилось много краеведов-любителей. Стоит хотя бы назвать журналиста Ф. Г. Попова, архитектора Е. Ф. Гурьянова, известного переводчика и руководителя технического бюро Волжского станкозавода В. Н. Арнольда, инженера Куйбышевэнерго А. К. Ширманова, учителя музыки и самобытного композитора Н. П. Аннаева... Период 1960 – 1970-х годов стал временем бума в самарском любительском краеведении. И далеко не последнюю роль в этом сыграл краевед Струков.


Самарские краеведы и деятели культуры в областном музее.
Фото из архива Всеволода Арнольда, примерно 1967 год. Среди прочих на фото
О. С. Струков. 1-й ряд (все слева на право): А. К. Ширманов, А. Д. Рюмин, В. Н. Арнольд, Н. П. Аннаев. 2-й ряд: В. П. Бурлин, Э. Г. Фрейтаг, Н. Ф. Жоголев, Г. А. Шебуев, С. П. Хрущева. 3-й ряд: А. М. Левитов, А. М. Трунин, М. И. Егоров, П. И. Артемов, Е. И. Аксенфельд, О. С. Струков.

Олег Сергеевич, накопив огромный фактологический материал, свободно оперировал датами, персоналиями дореволюционных деятелей, статистическими данными. За советом к Струкову иногда обращались даже маститые краеведы-специалисты. О. С. Струковым были собраны материалы по вопросам городского общественного самоуправления на рубеже XIX – XX веков, земства и политических в Самарском земстве, материалы по истории самарских трамвая и конки, по истории Оренбургской и Самаро-Златоустовской железных дорог, подробные данные о пароходстве на Волге, о библиотеках в Самаре в предреволюционные годы, о грамотности населения России, Самары и Самарской губернии в конце XIX века, о самарских канализации и водопроводе, об уличном освещении, об учебных заведениях Самары и Самарской губернии, о здравоохранении, о ветеринарии в 1912 – 1914 годах, о занятиях самарцев, о зрелищных предприятиях города Самары, о винной торговле, о деятельности народных университетов, о развитии крупного землевладения в Самарском крае на рубеже XIX – XX веков, о сословиях и званиях на рубеже XIX – XX веков, о достоверности и документальности планов Самары XVIII – начала XX веков, о деятельности отдельных лиц, например, самарского городского головы П. В. Алабина или редактора самарской газеты «Волжское Слово» и революционера Свидерского (Северского) и многих других. Собрал фотоальбомы по Христорождественской церкви в Большой Царевщине, по усадьбе семьи Самариных, по архитектурным памятникам городов Самары и Сызрани, по деревянному зодчеству Самары. Все эти его работы были оформлены в виде рукописей (книжек-самоделок) с идеальным каллиграфическим почерком бывшего чертежника и к концу 1970-х годов переданы областным библиотеке и архиву.
Олегом Сергеевичем были написаны и серии сценариев передач для радио и телевидения («Творчество русских умельцев», «Об архитектуре старой Самары», «О свободной и ультрасвободной застройке микрорайонов»), а фильм куйбышевской студии кинохроники «Старик и город» о краеведе-любителе Струкове вызвал небывалый резонанс.
Закончив в 1965 году школу рабкоров, он публиковался в местных и центральных изданиях в «Волжской Коммуне», «Волжской заре», «За Родину», «Комсомольской правде», «Свет коммунизма», «Архитектура». Вместе с В. Н. Арнольдом участвовал в сборнике «Краеведческие записки» за 1976 год со статьей «Неблагонадежные» в Самарском суде».

Помимо собственно историко-краеведческих работ в Центральном государственном архиве Самарской области хранятся дела с рассказами, сатирическими статьями и фельетонами Струкова: «Сказка о Ярмарочных улицах и домах на Самарской площади» (о путанице с нумерацией домов), «Проходимцы» (о мошенниках и пьяницах), «Жан Стерлядкин изобретает машину времени» (о невежестве некоторых самарцев), «Крокодилу от самарского геральдического козлика заявление» (об утрате барельефов герба города со здания театра драмы в 1970-х годах), «Вральманы» (о фальсификаторах дореволюционной истории Самары). Среди этих фельетонов можно найти и злободневную, как казалось Струкову, статью – «Объявим войну стиляжничеству». В этом опусе Струков отмечал: «Не далее как вчера инженеры и рабочие, комсомольцы Нечаев, Шишкин и Кукин с женой пьяные и обкурившиеся наркотиками задержаны милицией на броде (ул. Куйбышева). Задержанные не повиновались работникам правопорядка, обзывая их шакалами. Все были с шевелюрами и в стиляжьих нарядах... С повышением бдительности, с усилением нашей идеологической работы, подкрепленной административными мерами, исчезнут зловонные лужи буржуазной пропаганды, а вместе с ними и пьющие из них стиляги». Струков писал и детские рассказы – «серия рассказов о кошке Топочке для больших и маленьких».

В 1964 году Струков стал членом общественного совета Куйбышевской областной библиотеки имени В. И. Ленина. Он являлся одним из основых организаторов и идейным вдохновителем знаменитых и популярных тогда «краеведческих четвергов» в библиотеке, которые, без приувелечения, собирали толпы народа. «Краеведческий четверг» – это однодневные чтения докладов и сообщений, проводившиеся один раз в последний четверг каждого месяца. По данным журналиста Е. Чибизова за первые семь лет проведения чтений  были заслушаны свыше 200 докладов и сообщений, разворачивались бурные дискуссии. Программу выступлений готовили заранее, но часто в самый последний момент что-то в ней менялось, если появлялся какой-нибудь интересный или актуальный материал. Это даже придавало «четвергам» некоторую долю загадочности и приятной непредсказуемости. Все чтения обычно состояли из трех основных постоянных блоков: «Успехи коммунистического строительства», «История края», «Литература и искусство». На «четвергах» выступали как историки-профессионалы профессора С. Г. Басин, Е. И. Медведев, Г. Н. Рутберг, Н. Н. Яковлев, так и «краеведы-общественники» – Арнольд, Ширманов, Попов, Струков и многие другие.

Центральным номером чтений часто становилось выступление Олега Сергеевича Струкова. Поражали не только его начитанность, знание материала, уникальные находки, но и сама его фигура. Это был очень высокий, чуть сутулый, худющий старичок в огромных очках в роговой оправе с большими линзами и с металлическим голосом, «будто он говорил в пустую кастрюлю». Одним словом, вид у Струкова был более чем оригинальным и все считали его почему-то большим чудаком.



Программка краеведческого четверга от 31 марта 1966 года. Из фондов ЦГАСО.



Помимо проведения чтений и собственного участия в «четвергах», Олег Сергеевич следил за хронологическим отделом краеведческого каталога, составлял собственную систематическую картотеку по отраслям городского хозяйства и частному сектору. До сих пор в каталоге краеведческого отдела библиотеки можно найти его карточки и один из личных ящиков «Из систематической картотеки О. С. Струкова». На сегодняшний день краеведческий каталог СОУНБ является одним из лучших среди краеведческих каталогов библиотек волжских городов.

Краеведческий католог СОУНБ

Личный ящик О. С. Струкова в каталоге КРО СОУНБ
«Из систематической картотеки О. С. Струкова».

Струков не пропускал ни одной газетной статьи или книги по истории края. Соблюдая привычку придерживаться только фактов, а не домыслов, краевед обязательно находил какое-либо несоответствие или ошибку в новой работе и тут же откликался в местной печати иногда очень резкой и жесткой рецензией. На первый и, конечно, не безупречный, в истории Куйбышева путеводитель по области, подготовленный такими мастерами как К. Я. Наякшин, И. И. Ерканов, Т. А. Александрова, Струков разразился гневной статьей с указанием всех возможных и невозможных ошибок. Он писал в «Волжской коммуне» об этом путеводителе: «Творчество халтурщиков должно быть изъято из продажи и библиотек и заменено новым доброкачественным изданием. Народу, ведь, нужны путеводители, а не заблудители». Появляющиеся фактические ошибки собирались краеведом на протяжении многих лет в отдельную папку-рукопись, которая хранится в краеведческом отделе библиотеки под характерным названием «Ошибки, фальсификации и факты» (Куйбышев, 1977).
Оппонентом в спорах по вопросам истории края для Струкова всегда был бывший архитектор города (1951 – 1955) и председатель правления КОСА (1960 - 1965) Емельян Филимонович Гурьянов. Интересно, что некоторые темы их дискуссий актуальны и сейчас: об истинном возрасте города Самары, об этапах в истории Казанской улицы (ул. А. Толстого), об истинном авторе проекта дома В. М. Сурошникова на Пионерской, 22 (изостудия Пролеткульта), о классицизме и класcических традициях в самарской архитектуре, о значении эклектики в архитектурном облике Самары, о дате постройки первого каменного дома в Самаре ...

В 1967 году Олег Сергеевич стал инициатором организации историко-краеведческой секции Куйбышевского областного музея краеведения, избран её председателем, а также членом ученого совета и редакционной коллегии. Под руководством Струкова областной музей совместно с правлением Дворца культуры на площади имени Кирова проводили выпуски, так называемого, устного краеведческого журнала «Самара в прошлом, настоящем и будущем» (лекции по истории Куйбышева и путях его дальнейшего развития).

Сохраняя наше наследие

10 ноября 1965 года состоялось первое заседание организационного комитета по подготовке и проведению учредительной конференции Куйбышевского областного отделения Всероссийского добровольного общества охраны памятников истории и культуры. В состав комитета вошли профессора А. М. Аминев, Е. И. Медведев, К. Я. Наякшин, писатель Н. К. Тиханов, народный артист Н. В. Аренский, краеведы О. С. Струков и А. К. Ширманов, руководители творческих союзов С. П. Горинов и В. Г. Каркарьян. Были утверждены рекомендации для создания обществ охраны памятников в городах и районах области при условии, что местные организации будут объединять не менее 10 членов.
В 1965 году Олег Сергеевич Струков был избран ответственным секретарем Куйбышевского областного отделения ВООПИиК (Всесоюзного общества охраны памятников истории и культуры). В 1966 году он стал заместителем председателя президиума общества и председателем секции памятников искусства и архитектуры. Хотя позже эти должности стали переходящими. До 1987 года Струков поработал и заместителем председателя и председателем местного ВООПИиК, и общественным контролером Управления культуры Облисполкома.

О. С. Струков, 1980-е годы.
Фото из личного фонда Струкова в ЦГАСО.

Основной задачей ВООПИиК на первых порах было составление свода охраняемых памятников архитектуры.
В 1966 году под охрану было принято 33 памятника и всего их стало 37.
О. С. Струков отмечал в докладе «Уничтожение памятников истории и культуры и исторического ядра города Куйбышева», зачитанного на заседании дискуссионного клуба Союза архитекторов СССР и Куйбышевской организации Союза архитекторов 25 апреля 1984 года: «...К великому огорчению патриотов нашего города его замечательная архитектурно-историческая среда непрерывно уничтожается и в ближайшее время будет полностью уничтожена, если не будут приняты должные меры и деятельность разрушителей и пособничества им сознательного или бессознательного не будут прекращены. В 1960 – 1970-х годах всё это происходило при безразличном отношении к памятникам со стороны Управления культуры и прежнего председателя секции памятников архитектуры ВООПИиК Емельяна Филимоновича Гурьянова, при его поношении эклектики и «купеческого» градостроительства. В 1976 году порочная проповедь Гурьянова была подвергнута осуждению ССА и секцию памятников архитектуры возглавил главный художник города А. Ф. Темников. В продолжении 2-3 месяцев мной и моими коллегами было выявлено до 150 новых памятников. Но Темников и некоторые другие члены секции проявили инертность и «утряска» списков памятников затянулась до 1982 года».

К этому времени проект списка памятников включал в себя уже 314 объектов. Струков составил к некоторым из них паспорта, и искал поддержки на всех властных уровнях для присвоения этим зданиям статуса памятников. Приглашал различные комиссии из Москвы, обращался в центральную архитектурную секцию ВООПИиК. Член центральной архитектурной секции ВООПИиК, кандидат архитектуры и всем известный исследователь истории архитектуры периода эклектики и модерна Е. И. Кириченко одобрительно оценивала труды Струкова: «Мне представляется бесспорным: если краеведы, историки, архитекторы Куйбышева хотят оставаться на уровне современных задач, они должны относится к исследованию, фиксации и охране сооружений II половины XIX – начала XX веков с той же ответственностью и вниманием, как и охране сооружений других эпох. Для Куйбышева это представляется тем более актуальным, что его планировка и застройка относятся к лучшим образцам архитектуры и градостроительства прошлого и начала нынешнего столетий и заслуживает, чтобы ее анализировали, изучали и популяризировали».
В 1982 году для приема памятников под охрану была образована государственная комиссия при Куйбышевском облисполкоме под председательством начальника Управления культуры товарища Шаркунова. В марте 1983 года комиссия закончила свою работу, но дела о принятии памятников так и продолжали бродить между Управлением культуры, ГлавАПУ, Горжилпроектом и Облисполкомом. Причем влиятельные лица высказывались об этом списке так: «Что нам молиться что ли на эти памятники?», «И что вам сдались эти купеческие домики?», «Памятники – это обуза для города». Поэтому в официальный труд «Материалы свода памятников истории и культуры РСФСР. Куйбышевская область», изданный НИИ Культуры в Москве в 1983 году, Струкову к своему стыду пришлось внести только уже давно принятые под охрану памятники – 40 в городе Куйбышеве и 17 в области. Работа по принятию новых памятников под охрану постоянно затягивалась.
Струковский проект списка памятников архитектуры (более 300 зданий и памятных мест) стал официальным только в 1987 году сразу после смерти Олега Сергеевича и явился основой современного «Списка объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) федерального и регионального значений, расположенных на территории Самарской области», насчитывающего сегодня 1176 ОКН.

Вместе с тем, стоит отметить, что составление и утверждение списка памятников было лишь технической задачей, основной же являлась задача охраны любых объеков, имеющих историко-культурное значение и архитектурную ценность вне зависимости от их статусного положения. К большим заслугам Струкова можно отнести сохранение существующего ансамбля площади Революции (дома Назарова в частности), зданий, где располагались гимназии Хардиной и Харитоновых, защиту от уничтожения Спасской башни сызранского Кремля и церкви Рождества Христова в Царевщине.



Сегодня, согласитесь, мы просто не можем себе представить село Царевщину и Царев курган без великолепной Христорождественской церкви 1833 года постройки в Царево-Курганской слободе по проекту М. П. Варенцова-Коринфского.

Большой потерей для города Олег Сергеевич считал снос театра-цирка «Олимп», который, по результатам расследования Струкова, был признан аварийным фиктивно и требовал лишь капитального ремонта и реставрации. Краевед сильно переживал по поводу утраты уникальных росписей, фресок и плафонов в особняке Субботина-Шихобалова («Дом губернатора» на ул. А. Толстого, 3), когда в доме решили организовать гостиницу ПРИВО или по поводу сноса первого каменного дома в Самаре на улице Карбюраторной, 2 (ныне ул. кн. Засекина) для строительства нового техникума при заводе Клапанов. Любую утрату объектов культурного наследия Олег Сергеевич Струков воспринимал как собственное горе и по воспоминаниям его жены «не находил себе места и не спал по ночам».

Нельзя упустить и широко известное высказывание Эдуарда Михайловича Кондратова о Струкове: «...Струков неукротим в своей священной борьбе за спасение исторической неповторимости города. Кто он такой, Струков? Всего лишь краевед-любитель, инженер на пенсии. Однако же пример его жизни красноречиво доказывает, что убежденность человека в своей правоте – реальная и немалая сила».

В целях охраны памятников и любых зданий, имеющих историко-культурное значение обычно использовалась следующая схема, разработанная Олегом Сергеевичем – сначала от ВООПИиК писалась жалоба в Горисполком, а затем и в Облисполком, если же не появлялось реакции на жалобы в течении месяца, то письма с этими жалобами отправлялись в Министерство Культуры РСФСР и даже в Совет министров СССР. И только тогда дело с охраной архитектурных шедевров двигалось с мертвой точки.

Приведем конкретное письмо из сотни подобных: «Председателю Куйбышевского горисполкома Золотареву... При вымышленной ветхости старых зданий и беспорядочности их нынешней планировки, укрепилось ошибочное представление о малоценности старого жилого фонда, вследствие чего сносятся вполне добротные здания, к тому же отличающиеся богатством своей архитектуры. По этой же причинине, а также в связи с определенным несоответствием старых зданий ныне действующим строительным нормам и правилам, капитальный ремонт старых зданий, вызванный необходимостью их перепланировки для упорядочения жилищных условий граждан, подменяется их полной реконструкцией с уничтожением всех деревянных конструкций и устройством новых из железобетона. При этом от старого здания остаются только наружные стены и частично внутренние, а иногда не остается и наружных кирпичных стен как мы видим на примере дома архитектора Щербачева по улице Обороны, 29 (А. Толстого, 29)... Дом Щербачева по сути уничтожен. Разбирается вполне годный строительный материал (бревна и доски), не используемый в восстановительных работах, и распродается на дрова. Этот лес и старые конструкции распродаются без обмера, деньги на счет Куйбышевремстроя не поступают, а кладутся в чьи-то карманы... Всё это находится в явном противоречии с постановлением ЦК КПСС от 26.02.83, в котором сказано: «Недопускать неоправданный снос добротного жилого фонда»... Во всем виноваты, конечно, ГлавАПУ и ПЖРУ с его бестолковыми подразделениями бюро инвентаризации и нашим паразитическим Горжилпроектом при явной бездеятельности государственного органа по охране памятников Управления культуры Облисполкома, а вернее его отсутствии. В случае неустранения вышеперечисленных и постоянных нарушений данная жалоба будет передана в Министерство Культуры РСФСР и ОБХСС».

В этой связи, наверное, всем известен анекдот-быль, приводимый в своих книгах краеведом и главным библиографом СОУНБ А. Н. Завальным, ярко характеризующий личность Струкова и настроения властей города, которые, к слову сказать, мало изменились: «Своей борьбой за сохранение архитектурного и культурного наследия города краевед Олег Сергеевич Струков заслужил огромное уважение всех ревнителей самарской студии кинохроники. Документальный фильм «Старик и город» о Струкове приобрел большую популярность. Но власти краеведа, естественно, не любили. Пригласил раз Струкова к себе в кабинет один «шестьдесят первый» поставленный чиновник:
– Вы что ж это Олег Сергеевич, дореволюционную Самару всячески превозносите, а социалистический Куйбышев игнорируете?
– Зачем? Я к-каждому периоду воздаю по заслугам (он слегка заикался).
– Мы, куйбышевцы, гордимся именно социалистическим периодом в развитии города. А старая Самара была грязной, бескультурной, хамской. Нам за нее стыдно.
– С чего вы в-взяли что она такой была?
– А по фельетонам Горького!
Струков удивленно поднял брови, снял и протер очки.
– М-милейший! Да если же советский Куйбышев по фельетонам изучать... Я в-вам не позавидую!»

В 1974 году Струковым совместно с К. Я. Наякшиным был разработан проект парка-музея деревянного зодчества с переносом в этот парк наиболее луших образцов деревянной архитектуры Куйбышева. По проекту в парке-музее должны были разместиться мастерская ремесленника, жилище мещанина (в жилище – стол с самоваром, за столом маникен бородатого мужчины в красной рубахе, жилетке и сапогах, пьющего чай из блюдца; в углу икона с лампадкой; баба с подоткнутым подолом сует в русскую печь ухватом котелок; кровать с лоскутным одеялом и горой подушек; под потолком канарейка в клетке и керосиновая лампа), ночлежка (с нарами и оборванцами). В музее предполагалось хранить наличники, кокошники наличников, части карнизов, создать для музея модели зданий, для чего привлечь кружки пионеров, специализирующихся по резьбе. Для создания музея планировалось пригласить специалистов Института теории и истории архитектуры М. А. Иващенко и В. Ф. Гусеву, которые уже побывали в Куйбышеве и составили подробное описание объектов деревянного зодчества с фотоснимками. Парк-музей предполагалось разместить в парке Дружбы, в Беломорском овраге в северной части 4 микрорайона или по обоим сторонам улицы Осипенко по спуску к Волге. Остановились на последнем варианте, но, к сожалению, проект парка-музея деревянного зодчества так и остался лишь проектом из-за бюрократических проволочек, а позже из-за перераспределения основного фонда средств на строительство собственного здания областной библиотеки на проспекте Ленина, 14а.

Олегом Сергеевичем Струковым был написан и ряд книг, которые сохранились в ЦГАСО в виде рукописей «Геометрия материального пространства» (Куйбышев, 1953), «Геометрические исследования на базе диалектических общих законов природы и ее развития»  (Куйбышев, 1959), «Об основаниях геометрии» (Куйбышев, 1973), «Тепловая изоляция горячих трубопроводов (пособие для проектировщиков)» (Куйбышев, 1975), а также краевед являлся рецензентом книги «Памятники истории и культуры Куйбышевской области» (Куйбышев, 1984), одним из составителей сборника «Материалы свода памятников истории и культуры РСФСР. Куйбышевская область» (М., 1983) и «Хроники города Самара-Куйбышев» (Куйбышев, 1985), автором монографии-рукописи «Принципиальные ошибки в строительстве старых зданий» (Куйбышев, 1986). Струков занимался подготовкой чертежей и схем исторического центра города для генеральных планов, работал над проектами зонирования города и выделения охранной зоны. В последние годы жизни активно добивался присвоения Куйбышеву статуса города-памятника.

В 1981 году О. С. Струковым было запатентовано рационализаторское предложение «Уплотнение клапана туалетного сливного бочка».

Олег Сергеевич Струков был награжден грамотой Министерства Культуры  РСФСР и почетным знаком за активную работу в ВООПИиК.

В гостях у Олега Сергеевича

За советом к краеведу и члену президиума Куйбышевского отделения ВООПИиК Струкову обращались самые разные специалисты – деятели культуры и искусства, историки, архитекторы, а также рядовые граждане, интересующиеся вопросами истории нашего края. Особенно любили пообщаться с Олегом Сергеевичем и взять интервью местные и столичные журналисты. В 1986 году дома у О. С. Струкова побывал молодой московский журналист Максим Иванов. Приведем отрывок из статьи Иванова с его впечатлениями от встречи с нашим краеведом.

***
«Связной» между Самарой и Куйбышевым Олег Сергеевич Струков принял меня в своем «кабинете», который располагался за самодельной фанерной стеной в однокомнатной квартире. Очень худой, чудаковатый, поглаживает время от времени ногу: «Попал, знаете ли, под автобус, такая история, – улыбается, – еще хорошо отделался!».
Из Куйбышева в Самару «отправляется» он ежедневно, и все приносит оттуда удивительные открытия.
Олег Сергеевич краевед, и этим всё сказано. Таких людей часто называют еще так: подвижник. Покоя от этого быстрого в движениях, решительного в делах человека нет многим. «Что сигнал был?» – осторожно спросили меня в горкоме комсомола, когда я попросил помочь встретиться со Струковым. Сигнала не было. Но беспокойство не напрасное – столько столичных проверяющих комиссий вызывал он на головы городских властей – считать собъешься. Чего же хочет Олег Сергеевич?
А он хочет, чтобы сохранилось историческое ядро Куйбышева. Оно не подверглось, к счастью, в отличие от многих других городов практически полному разрушению. Это обстоятельство во многом и определяет сегодня лицо города. Самара, а ныне Куйбышев, рассказывал мне Олег Сергеевич, росла от косы при впадении реки Самары в Волгу как бы ступенями. Ясно различимы границы застроек: вот это историческое ядро, вот – дома, возведенные в 30-е годы, вот кварталы 50-х, 60-х, 70-х годов.
Правда, старый центр, до которого долго не доходили руки – не в смысле его раскорчевки, а в смысле бережного отношения к памятникам, – сильно обветшал. Многие здания в нем снесены, на некоторых улицах уже нет того единства, того строя домов, так украшающего любой город. Подошло время, когда со старой частью города надо было что-то делать. Что? Реставрировать весь старый центр? Так ведь это очень дорого, раздались голоса скептиков, к тому же нет своих специалистов, да и денег таких нет, чтобы устроить жизнь в музее. Или – сносить (дешевле!), расширяя площади, поднимая бетонные корпуса, которые, правда, что в старинных Ульяновске, Ярославле, что в современном Тольятти, – одинаковы, как близнецы-братья.
– Нет, нет! Да не дешевле же! – возмущался Струков. – Нельзя разрушать еще совершенно пригодные, да к тому же представляющие немалую культурную и историческую ценность здания! Я подсчитал очень тщательно: домов-памятников в городе около 300. И так уже произошло много обидных и непростительных потерь. Куйбышев надо включать, а этого до сих пор нет, в число городов-памятников России, – Струков волнуется, потирает очки.
– Олег, закругляйся! – доносится с кухни голос супруги. – Дай человеку передохнуть!
– Эти проблемы города действительно сложные. Решать их нужно немедленно, – заканчивает Олег Сергеевич.
– Здоровье? Бегать-то я пока бегаю. Еще сил хватает. Кто только меня заменит? – сокрушается, провожая меня, Олег Сергеевич.
В прихожей, одевшись – оказывается, и такие бывают случайные, но словно кем-то подгаданные вещи, – сталкиваюсь с очередным посетителем Струкова. Вот так, еще не выйдя из квартиры, я и получил ответ на вопрос Олега Сергеевича: к Струкову пришел молодой архитектор. А если молодежь тянется к делу – мелькнула тут же мысль, – на алтарь которого Олег Сергеевич силы все положил, значит суждено жить делу этому долго...»

Справка из личного фонда О. С. Струкова.

9 февраля 1987 года Олег Сергеевич Струков скончался в собственной квартире в доме на Самарской площади по адресу: улица Галактионовская, 191.
__________________________________

1. ЦГАСО. Ф. Р-4940. Оп. 1. Д. 1, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20,22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 32, 33, 35, 37, 38.
2. ЦГАСО. Ф. Р-4940. Оп. 2. Д. 14, 15, 18, 21.
3. ЦГАСО. Ф. Р-4940. Оп. 3. Д. 8, 20.
4. ЦГАСО. Ф. Р-4940. Оп. 4. Д. 1, 2, 4, 5, 6, 8, 9, 10, 12, 15, 16, 17, 19, 20, 23, 26, 27, 39.
5. ЦГАСО. Ф. Р-4940. Оп. 5. Д. 2, 3, 5, 9, 11, 14, 23, 28, 30, 38.

6. Иванов М. Город на Самарской Луке. //Молодой коммунист, 1986, № 6. С. 106-107.
7. Кабытов П. С. Судьба-Эпоха: автобиография историка. Самара: Изд-во «Самарский университет», 2008. С. 201.
8. Лицо родной земли: [Беседа с краеведами О. С. Струковым, А. Н. Завальным и О. Сурковой]. //Волжский комсомолец, 1986, 19 августа.
9. Материалы свода памятников истории и культуры РСФСР. Куйбышевская область. М.: НИИ Культуры, 1983.
10. Молько В. И. Путешествие по одной улице. Куйбышев: ККИ, 1987.
11. Памятники истории и культуры Куйбышевской области. / Под ред. Л. В. Храмкова, К. Я. Наякшина. Куйбышев: ККИ, 1984.
12. Романович В. Д. Струков Олег Сергеевич - историк-краевед //XII Всероссийские Платоновские чтения. Самара, 2006. С. 259.
13. Создается новое общество. //Волжская коммуна, 1965, 11 ноября, С. 3.
14. Трофимова Н. А. Справка к описям личного фонда О. С. Струкова в ЦГАСО (ЦГАСО. Ф. Р-4940. Оп. 1).
15. Чибизов Е. Каждый месяц, в последний четверг. //Волжская коммуна, 1971, 25 февраля. С. 4.

Воспоминания поэта Михаила Авдеева о Струкове здесь
в книге Демидов А., Демидова И. Мелодии старой Самары, Самара, 1992.
______________
К 25-летней годовщине со дня смерти краеведа

Tags: ВООПИиК, О.С. Струков, СОИКМ имени П.В. Алабина, СОУНБ, Самара, история, краеведы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments