Павел (kraeham) wrote,
Павел
kraeham

Category:

Первые детские сады в Самаре в 1875 - 1918 годах. Продолжение

Начало см.: http://kraeham.livejournal.com/89598.html



Карта Самары, составленная О.С. Струковым (карта по ОГЦ) в 1973 году с моей легендой для детсадов

Воспитание и образование. Игры, занятия и экскурсии в детских садах

Заведующая всеми самарскими детскими садами Вера Васильевна Белгородская писала в одной из своих статей в 1916 году: «Детские сады служили отдыхом для детей, здесь они имели возможность свободно проявлять свою деятельность, а разумное направление и развитие этой деятельности и являлось задачей детских садов. Средствами достижения поставленных целей были различного рода игры и занятия. Введение их в жизнь детских садов (площадок) не первый опыт, они уже давали в прежние годы благие результаты. При такой постановке дела развивались и укреплялись внешние чувства, давался свободный и разумный выход накопившейся энергии, прививалось чувство коллектива, наблюдательное отношение к окружающему, самодеятельность, аккуратность, пробуждались эстетические чувства, ум обогащался новым запасом знаний и, кроме всего вышеуказанного, детские площадки, создавая своими занятиями, интерес в детях, отвлекали их от вредного влияния улицы».
Дети, посещавшие сады, делились на возрастные группы - их было четыре, иногда пять: 1) Первая группа (3-7 лет); 2) Вторая (8-9 лет); 3) Третья (10 лет); 4) Четвертая (11-12 лет); Пятая (13-14 лет). При каждой группе был свой руководитель (воспитатель). Были и подгруппы разного возраста детей, объединенных любимым делом, например, «огородники» или «столяры». Отличительным признаком каждой возрастной группы был флаг определенного установленного цвета, который брали на экскурсии или когда отправлялись на молебен. Этот же цвет был отражен и в нарукавных повязках или бантиках.
6-часовой рабочий день в детских садах делился следующим образом: утром – работы и занятия, развивающие в детях вкус, навык, фантазию, самодеятельность, как то рисование, лепка, вырезание (картонаж), плетение, переплетное дело, столярное дело, огородничество, беседы и прочее; затем перерыв, а вечером – разнообразные игры.

Игры

Каждой возрастной группе руководители определяли свой набор игр:
I группа. Гуси-лебеди, простые перебежки, горки, горелки, зоря-заряница, железная дорога, тройка, кошки-мышки, щуки и окуни, челнок бежит, пустое место, 2-х много, крокет, горячее место, заяц и охотник, просо жать, колдуны, день и ночь, черный человек, золотые ворота, жгуты, с мячом, отбивание мяча партиями, живая цель, мяч в поле, города, хозяин и помощник, простая лапта, зеваки, мяч с фигурами; игры с пением: каравай, маки, грушица, Ванюша, на горе пиво варили, золото хорошо, как у нас-то в мастерской, мы славные артисты, кегли.
II группа. Зеваки, живая цель, жгуты, пустое место, гонка мячей, мяч в кругу, двух много, зайчики прячутся в кусты; с пением: золото хороню, в гнезде воробушка сидит, маки-маки, итальянская, американская, беговая лапта, лапта с ножным мячом…
III группа. Пятнашки, Яков и хозяин, горелки, горшки, заяц и охотник, колдуны, догоняй, блуждающий мяч, перехватки, мяч в поле, города ножным и ручным мячом, фут-болъ, американская лапта, с пением: Ванюша, козел, теремок, просо сеяли, царь…
IV-V группы. Живая цель, день и ночь, мяч на ловле, фут-болъ, чушки, крокет, жгуты, трех много, мяч с фигурами, блуждающий мяч, стой, перестрелки, мяч на ловле, эстафетный бег, челнок и нитка, горелки просты и шведские, баскетъ-болъ; с пением: как за нашим за двором, две птички, как у дяди Семена, ходит царь, золото хороню, мак, козы…
Наблюдалось, что дети младшей группы с большим интересом относились к играм с бегом, пением, подражательные; с возрастом интерес к подражательным играм падал, преобладали игры с бегом и даже появлялся интерес к «партийным» играм. Старшие дети занимались исключительно «партийными» играми. Девочки в своих интересах отличались от мальчиков, первые предпочитали игры с менее ловкими движениями, где ловкость не играла подавляющей роли, вторые – игры с сильными ловкими движениями. Девочки доброжелательно относились к играм с пением и хороводным. Согласно отчетам воспитателей в Новом Оренбурге они могли часами водить хороводы. В других садах (Растрепинский и Субботинский) девочки IV группы ближе подошли к мальчикам, интересы их меньше отличались. И вообще было замечено, что с течением времени разность запросов к играм у мальчиков и девочек сглаживается, девочки приобретают сноровку, ловкость и не избегают уже игр, где это более всего требуется от участников. По сведениям В.В. Белгородской в каждом саду были свои любимые игры: «В Новом Оренбурге на площадке большим вниманием пользовался крокет, на Субботинской площадке и в Растрепинском саду играли в «чушки», колышки и «фут-болъ».

Огородничество

Воспитатель Субботинского сада А.В. Титов писал в 1913 году: «Наш девиз – «труд и отдых в саду, на свободе». Еще в прошлое лето, работая на детской площадке в Уфе, я заметил, что ребята после первого месяца схлынули и пошли бродить по берегу и лугам или просто копались в пыли на улице. В саду на площадке, между тем, велись игры по-прежнему. Тут у меня явилась мысль: «Дети наигрались… Всему бывает конец – пресытились игрой… Нужно искать другой выход, ибо дети должны и дальше удерживаться в культурном общении». В итоге мной было предложено: а) занятия в огороде и саду; б) беседы на биологические темы; в) добавление к вышеуказанному – посещение музея и промышленных заведений».
Занятия огородничеством почти сразу полюбились детворе. Огородничество обеспечивало приближение детей к природе, несло огромное воспитательное значение. Работая на огороде, дети «трудятся над живым, близким, воочию видят результаты как внимательного, так и нерадивого отношения к труду». Следя за проявлением жизни на грядках, дети учатся понимать природу. Природа невольно их учит, обогащает знаниями, ибо во время работ возникают вопросы и ведутся беседы.
Огородничество приносило массу положительных эмоций. Из приведенных ниже строк из отчета руководительницы II группы Растрепинского сада ясна жизнь детей на огороде: «Но вот на грядках начинают появляться первые листочки: здесь пробивается подсолнух, там репа. Большая радость! Каждый зовет меня: «вот какие-то листочки», а «а здесь что такое?». Но радость перешла в восторг, когда из под земли вылезла красная редиска. Все внимание было устремлено на нее. А потом появилась и еще одна, и еще, и еще. Теперь так бы и сидели на огороде и любовались и любовались на редиски. За это время стали появляться помидоры, листочки моркови, а горох собирался цвести…». Далее руководительница продолжает: «Так как в прошлом году очень немногие дети из моей группы принимали участие в работах на огороде, то они сначала мало интересовались им и только работавшие раньше спрашивали, будут ли они в нынешнем году сажать что-нибудь на огороде. И когда я им сказала, что у нас будет несколько грядок, то их радости не было конца».

Столярное дело

Столярное ремесло, по сообщениям воспитателей, вносило «много оживления в детскую жизнь, освобождая от накопившейся энергии, приобщало к действительной жизни взрослых; здесь они могли своими слабыми силами создать какую-либо простую вещь нужную в обиходе, а осознание того, что их работа пригодилась, всегда доставляет детям величайшую радость». Столярничая, дети обслуживали нужды сада. В работах участвовали дети II, III и IV групп, делали кровати для кукол, лопаты, чинили тачки, делали носилки, скамейки, полки для книг, вешалки и т. д. Во всех садах у мальчиков это было любимое дело, некоторые приходили в сад только ради столярной. Привлекались к работам и девочки. Одна из руководительниц Растрепинского сада отмечала в дневнике: «Первый раз работали одни только мальчики, девочки же очень удивились, когда я им предложила построгать доски, и нашли эту работу для себя ненужной. Но после нескольких моих бесед с ними по поводу столярничества, девочки тоже приступили к работе, сначала неуверенно, не надеясь на свои силы, но потом все увереннее и увереннее. И надо признаться, что и в этой работе нисколько не отстали от мальчиков, судя по качеству поделок».

Рукоделие, рисование, лепка, картонаж, пение. Выставки и спектакли

Занятия рукоделием практиковались в детских садах с самого их открытия и пользовались у детей большим успехом. Сначала обычно наблюдалось такое явление: в первое время набегает много детей, но позже рукоделием занимается какой-нибудь десяток ребят. Вероятно, сказывались трудности с учебой и приобретением навыков рукоделия. Руководство детских садов обратило внимание на это явление и решило поставить дело несколько по-другому. Во-первых, было введено в обиход шитье кукол, приданого для них. Обшивая кукол, дети незаметно для себя учатся тачать, шить, подшивать и т. д. Во-вторых, для старших была введена работа в связи с учебными беседами по изготовлению исторических и этнографических костюмов. На уроках рукоделия шили и для нужд садов и одежду для себя. Работы по подготовке костюмов к ежегодному спектаклю были самыми оживленными и удачными, работали с интересом, причем участвовали не только девочки, но и мальчики, общий интерес связал всех.
Рисование, лепка, вырезание и картонаж занимали особое место на занятиях в детских садах. Они были направлены на развитие творческих способностей, открывали богатый простор для фантазии. Вырезание и картонаж ближе всего знакомили детей с цветом и формой, невольно заставляли быть их аккуратными и наблюдательными. Рисование было любимым занятием во всех группах. Занятия по рисунку велись на заданную тему, иногда с натуры. Но дети предпочитали работы свободного характера. Большой запас сюжетов для рисования давали прогулки и экскурсии. После закрытия летних смен детсадов в Растрепинском, Субботинском и Аржановском садах открывались трехдневные выставки, на которых объяснения давали дежурившие руководительницы и дети – авторы экспонатов. Помещения выставок при помощи детей декорировались флагами и плакатами. Здесь можно было увидеть и скульптуры, и рисунки, и работы по столярному ремеслу. В.В. Белгородская отмечала в одном из отчетов: «Выставки посещали дети и посторонняя публика, даже кто-то из посетителей поместил заметку в газете, где тепло отзывался о работах в детских садах». Большим событием в садах были спектакли, которые ставились к закрытию смен и к Рождеству в Народном доме имени А.С. Пушкина или в Правлении общества приказчиков. О. Долгова писала: «Лишь только открывались площадки в Субботинском и Растрепинском садах, а дети уже спрашивали: «Будет ли в нынешнем году детский спектакль?». И обещались помогать во всем и даже советовали остановиться на той или иной пьесе. Впоследствии, когда стали выбирать пьесы, то прислушивались к мнению детей, да и выбор их был чаще всего удачным. Признавая значение за детскими праздниками-спектаклями, как объединяющими детей, вносящими радостное разнообразие в их жизнь, в 1915 году были поставлены спектакли: в Растрепинском – «Снежная королева» Чехова, в Субботинском – «Красный цветок» Лукашевича, в Аржановском «Весна идет» Бранцевича. На спектакли приходило до 800 детей.

Экскурсии и беседы. Дальние поездки от Барбошиной поляны до Ширяево

Беседы в основном носили случайный характер, часто их вызывали занятия на огороде или они возникали во время или после прогулок, экскурсий, да и вообще жизнь детских садов сама наталкивала на различного рода вопросы, и беседы возникали неожиданно среди занятий. Учебные беседы систематического характера обычно устраивали после просмотра «волшебного фонаря» (проектор) или кинокартины в синематографе. Например, с 1912 по 1913 год секцией наглядных пособий СОНУ было проведено для детсадовцев 17 сеансов в научном синематографе общества в Пушкинском народном доме (читались лекции для старших групп), помимо этого механик при СОНУ с волшебным фонарем «Ермак» 6 раз объезжал сады с образовательными картинами. Большим успехом пользовались посещения группами городских синематографов. Чаще всего ходили на исторические и документальные фильмы, комедии в биоскоп «Модерн» Ф.Е. Баркова. Члены комиссии детсадов отмечали в 1911 году «Порядок во время походов в биоскоп был удовлетворительным; дети были очень довольны; подбор картин был в общем удачным; были показаны водопады, наводнение в Париже, неделя авиации в Санкт-Петербурге. После просмотра устраивались беседы с чтением книг на тему увиденного. Особенно нравились детям фильмы юмористического содержания. Причем ребята готовы хохотать над проявлением грубой силы, когда в сущности ничего смешного не происходит. Их приводит в веселое настроение грубые шаржи и клоунское кривляние».
В 1911 – 1916 годах дети в садах смогли посетить массу разных заводов, фабрик, учреждений, ездили на природу. Были получены разрешения, и ребята побывали на экскурсиях по макаронному заводу Кеницера на Соборной, по епархиальному свечному заводу на Петропавловской площади, по «конфектной» фабрике Савинова на Троицкой, по паровому механическому заводу Бенке на Алексеевской, по гончарному заводу Баара у Колесникова оврага, по паровой мельнице Соколова на реке Самаре, по механической хлебопекарне Неклютиных на Заводской, по заводу фон Вакано, по типографиям, по Томашевому колку, по Самарскому публичному городскому музею и Залу Императора Александра II. В большинстве самарских организаций детей принимали очень внимательно, делали самые разные комментарии и разъяснения, в других же пускали экскурсантов лишь потому, что дали слово. Летом часто ходили купаться на Волгу и Самарку, собирались в замечательном Аржановском саду, ходили на Аннаевское, Тепленькое, Смолино озера, ездили на так называемых «дачных» пароходах господина П.В. Лобастова на Барбошину поляну, Учительские дачи, на дальнюю Кузнецовскую мельницу, в Рождествено и Ширяево.
Заведующая всеми самарскими детсадами В.В. Белгородская оставила подробное описание прогулок в 1915 году. Позволим себе здесь частично привести её рассказ:
  «Стоило кому-либо обмолвиться лишь намеком на прогулку, сбегалась детвора с узелочками, терпеливо ждала прихода своей руководительницы в надежде, что сегодня исполнится их заветная мечта… Прогулки были дневные, то есть дети уходили с руководительницами утром и возвращались поздно вечером. Второй тип прогулок был с ночевкой. Например, в Аржановский сад в 1915 году было проделано 5 прогулок с ночевкой и 2 с ночевкой прогулки в Ширяево. Только как приходили в Аржановский сад, дети, остыв от ходьбы, бежали купаться. В вечерние часы, когда дети, отдохнув за чайком и закусив, принимались играть, бродили по саду, пели песни. Интересными моментами было перетаскивание соломы на ночлег на широкую террасу, дети с шалями и одеялами дружной толпой отправлялись к помещению, где она хранилась, настилали себе мягкую постель. Домовитость девочек была сразу видна, они много захватили с собой и устроились по-домашнему.
Несколько другую картину имеют поездки в Ширяево. Богатство впечатлений - всё просто ошеломляло детей. Многие и парохода-то никогда вблизи не видели, а тут сами на пароходе едут да еще долго (4 часа). Когда только сели, то занимала Самара – узнавали церкви, многих интересовали дома, люди, экипажи, которые всё уменьшались и уменьшались при удалении от берега. Мелькающие волжские берега привлекали пристальное внимание детей, они ежеминутно делились впечатлениями, а когда начался гористый берег, то дети даже как-то присмирели, бросили свои песни, которыми поначалу увлеклись и всё внимание сосредоточили на картинах, проходящих перед глазами. В этот раз в поездке участвовали и дети старшей группы, уже знакомые немного с историей, и дети вспоминали давно прошедшие времена, когда разбойники гуляли по Волге беспрепятственно. Отыскивая взглядом пещеры, ребята делали свои предположения. В одну из таких поездок на пароходе нашелся пассажир, побывавший в этих пещерах, и дети жадно слушали его рассказы. В селе Ширяево для ночлега была нанята изба… Горы с орешником и дикими яблоками заняли детей сразу на первой прогулке. Очень красивые мгновения пережили ребята, когда ночь опустилась на землю и застала нас в горах; вершины высоких сосен закрывали зажигающееся звездами небо; тихо и задумчиво стояли деревья, невольно ощущалась близость природы и жутко-радостное чувство охватывало всех. Дороже и роднее становились окружающие, и какой-то необыкновенный порыв смелости пробуждался у детей. Возвращаясь с гор в долину, где расположено село, дети громко пели, им хотелось петь что-нибудь воинственное, бодрящее, и многим из них хотелось быть впереди. Спускались по узкой тропинке, заросшей густым орешником и всем казалось, что они пробираются по неведомому лесу, полному всяких чудес. Не скоро дети смогли угомониться: новость места, красота природы отвлекали их ото сна. Многие из детей отмечали красоту местности, некоторые подолгу останавливались и смотрели на какой-нибудь поразивших их вид и сожалели, что нет художника, который мог бы быстро нарисовать картину. Но утомление все-таки брало свое и дети шли спать. По их просьбе рассказывались сказки, они отвлекались от пережитых за день впечатлений и крепко засыпали… На другой день совершили экскурсию на известковый и алебастровый завод Ванюшина. Здесь управляющий сам все любезно показывал детям. Осмотрены были оба завода, мельница, каменоломни, громадные печи, где обжигается камень; многое еще можно было посмотреть, но времени уже оставалось мало, ждали парохода, но чтобы сесть на него приходилось сначала переправляться на лодке на другой берег Волги.»...

Финансирование и благотворительность

В 1909 – 1912 годах комиссия детских садов СОНУ могла рассчитывать только на пожертвования и перечисления от проведения благотворительных мероприятий. Например, на открытие детсада в 1909 году на Субботинской даче поступило от А.А. Субботина 1 500 рублей, а всего собрано 1 788 рублей. Детский сад в Растрепинском саду сначала финансировался только за счет пожертвований А.Ф. фон Вакано. После выхода журналов «Известия Самарского общества народных университетов», после многочисленных публикаций в газетах о нелегкой жизни самарских детских садов число жертвователей резко выросло. В 1910 году спонсоров стало уже 78, которые оказывали финансовую помощь (часто инкогнито), предоставляли различные услуги, транспорт, принадлежности, мебель и прочее. Основными жертвователями были Общество охранения народного здравия, Городская училищная комиссия, Коммерческое собрание, Первое и Второе общества взаимного кредита, Самарское Биржевое общество. Средства поступали и от благотворительных гуляний в Струковском саду (например, в 1913 году четверть бюджета Субботинского и Растрепинского садов составил приход от всего одного гуляния в общественном парке). Из года в год благотворительные спектакли в пользу детсадов устраивали в городском театре и театре-цирке «Олимп». После организации отдельной секции детских садов бюджет стал пополняться и из казны всего общества народных университетов за счет членских взносов. Тогда же городская дума отпускает первые средства из своего бюджета. Сначала в 1913 году только 900 рублей, а в 1915 – 1916 годах берет на себя полное содержание 5 летних площадок и 3 постоянных детсадов, закладывая в смету более 29 000 рублей.



Интересно, что в 1909 – 1913 годах детсадам помогают денежными средствами и какие-то сомнительные граждане из-за рубежа. То, деньги передаются через председателя Общества Шишкова неизвестными англичанами, то идут переводы от американского общества квакеров. Вместе с тем, самарцы сами живо откликались на просьбы о помощи. Казначеям секции Б. Горбунову и А. Кугушевой (вторая жена князя Кугушева) не составляло большого труда собирать средства и необходимые товары для детских садов (иногда им приходилось заниматься тем, что мы сегодня называем фандрайзингом). Секции детсадов СОНУ на постоянной основе помогали товарами и услугами: канцтоварами К.П. Головкин, тканями магазин А.А. Степанова, шерстью, нитками и иголками магазин Л.Н. Покидышева, игрушками сарептский магазин Ю.Б. Христензен, чаем контора А.Н. Егорова, макаронными изделиями фабрика Кеницера, керосином контора «Мазут», дровами А.К. Наумова. Бесплатное жилье для воспитателей предоставляли А.А. Субботин, пивзаводчик Н.Ф. Дунаев на Петропавловской площади и некий Н.Н. Квиль в собственном доме на Саратовской. Бесплатные услуги для детсадовцев оказывали биоскоп «Модерн» Ф.Е. Баркова, пароходство П.В. Лобастова…
__________________

ЦГАСО. Ф. 170. Оп. 1. Д. 197.
ЦГАСО. Ф. 299. Оп. 1. Д. 30.
ЦГАСО. Ф. 299. Оп. 1. Д. 34.
ЦГАСО. Ф. 299. Оп. 1. Д. 40.
ЦГАСО. Ф. 673. Оп. 1. Д. 45.
ЦГАСО. Ф. Р-353. Оп. 1. Д. 543.

1. Алабин. П.В. Двадцатипятилетие Самары как губернского города. Самара, 1877.
2. Белгородская В. Отчет о летних детских садах за 1915 год. // Известия Самарского общества народных университетов. Самара, 1916, январь-апрель.
3. Детские площадки. //Городской вестник, 1914, 11 марта. С. 2.
4. Жуковская М. Секция детских садов. //Известия Самарского общества народных университетов. Самара, 1913, № 1, январь.
5. Закрытие Субботинского зимнего детского сада общества народных университетов. //Голос Самары, 1913, 7 мая.
6. Зимний детский сад. //Известия Самарского общества народных университетов. Самара, 1910, № 1, 15 февраля.
7. И.Ю.Ш. Зимний детский сад общества народных университетов. //Известия Самарского общества народных университетов. Самара, 1910, № 5, 15 апреля.
8. Из Общества народных университетов. //Волжское слово, 1909, 23 декабря. С. 2.
9. Клафтон А., Кавецкий Е., Жуковская М., Преображенский П., Елачич С., Арефьев П. и др. Внешкольное образование в Самарской губернии. //Известия Самарского общества народных университетов. Самара, 1911, № 11-12, 1 июля.
10. Кугушев В.А., Горбунов Б.М. Отчет о летних детских садах за 1914 год. //Известия Самарского общества народных университетов. Самара, 1915, январь-февраль.
11. Отчет о деятельности секции детских садов Самарского общества народных университетов с возникновения секции (20 фев. 1912 года) и по 1 сентября 1912 года. //Известия Самарского общества народных университетов. Самара, 1912, № 7-8, ноябрь.
12. Отчет о летних детских садах 1915 года. //Известия Самарского общества народных университетов. Самара, 1916, январь-апрель.
13. Рахманов В. Деятельность детских садов в 1910 году. //Известия Самарского общества народных университетов. Самара, 1910, № 8 - 9, 1 июля.
14. Рахманов В.В. Второй Всероссийский съезд по педагогической психологии. //Свободное воспитание, СПб, 1909-1910, С. 53 - 64.
15. Соломенцева Е. Отчет о детской площадке в Растрепинском саду с 25 января по 1 марта 1913 года. //Известия Самарского общества народных университетов. Самара, 1913, № 2, июль.
16. Титов А. Отчет о летних детских садах в 1913 году. Субботинский сад. //Известия Самарского общества народных университетов. Самара, 1913, № 3, октябрь.
Tags: В.А. Кугушев, детские сады, история Самары
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments