Павел (kraeham) wrote,
Павел
kraeham

Categories:
  • Music:

А.И. фон Гоген. Инфекционная больница имени Л.С. Аржанова в Самаре



На данный момент здание бывшей Аржановской больницы – это Государственное бюджетное учреждение здравоохранения Самарской области «Самарская городская поликлиника № 13 Железнодорожного района», 2-е поликлиническое отделение. Недавно, в рамках подготовки к проведению в 2018 году чемпионата мира по футболу, объявлен электронный аукцион на разработку проекта реставрации фасада и кровли бывшей больницы Аржанова (ул. Никитинская, 2 / ул. Л. Толстого, 138). Заказчиком выступает городская поликлиника № 13. На проект выделено 999 тысяч рублей. Было обнародовано, что заявки на участие в аукционе принимаются до 26 октября. Аукцион должен был состояться 30 октября. На подготовку научно-проектной документации и согласование эскизного проекта в Управлении государственной охраны объектов культурного наследия Самарской области по замыслу полагалось около месяца – до 3 декабря.

Вчера нам удалось пообщаться с главным врачом ГБУЗ СО «Самарская городская поликлиника № 13 Железнодорожного района» Василием Дмитриевичем Миловановым. По его словам, в конкурсе на реставрацию здания бывшей больницы имени Л.С. Аржанова победу одержала ООО «Проектно-строительная компания «Волга». Эта компания нам хорошо известна по проектным и реставрационным работам на объекте культурного наследия федерального значения «Усадьба П.И. Шихобалова» на улице Венцека, 55, по проектным работам по объекту культурного наследия регионального значения «Здание Самарского ВХУТЕМАСа» на улице Чапаевской, 186 (ныне университет Наяновой), по проектно-ремонтным работам на объекте культурного наследия федерального значения «Дом, в котором жил В.И. Ленин в 1890-1893 годах. Дом-мемориальный музей В.И. Ленина» на улице Ленинской, 131-135» и другим.


Многие знаменитые столичные и московские архитекторы подарили нашей купеческой столице Самаре свои уникальные работы. Это здания по проектам А.Г. Гронвальда, В.А. Шретера, Н.И. де Рошфора, М.Н. Чичагова, Ф.И. Лидваля, Ф.О. Шехтеля, А.У. Зеленко, Н.И. Якунина, П.И. Балинского, Ф.О. Богдановича-Дворжецкого, культовые сооружения по проектам М.П. Варенцова-Коринфского, Э.И. Жибера, К.А. Тона.
Свой вклад в архитектурный облик города внес и академик архитектуры Александр Иванович фон Гоген. По его проекту было построено здание Крестьянского Поземельного и Дворянского Земельного банков на ул. Куйбышева, 153 и получена первая премия за проект больницы для заразных больных Ольгинской общины сестер милосердия. После постройки в 1914 году – это бесплатная детская инфекционная (эпидемическая) больница имени Л.С. Аржанова на углу улиц Соловьиной и Льва Толстого (ныне ул. Никитинская, 2 / ул. Л. Толстого, 138). Решением Куйбышевского облисполкома № 165 от 6 мая 1987 года здание признано объектом культурного наследия регионального значения.


Судьба и творчество архитектора

Александр Иванович фон Гоген родился в Архангельске 12 августа 1856 года. Сын коллежского асессора, из дворян. В 1875 году по окончании курса в Архангельской гимназии, поступил в Академию Художеств, где в ноябре 1882 года получил серебряную медаль и звание художника III степени. В 1886 году стал художником первой степени за проект гостиного двора для столичного города. Звание академика он получил только в 1895 году за проект здания окружного суда. Эти сухие цифры говорят, что Александру Ивановичу тяжело давалась научная работа. Главный редактор журнала «Зодчий» В.В. Эвальд писал: «Необходимость заработка на хлеб насущный отрывала его от любимого академического труда и надолго затянула его пребывание в ученическом стаже». За это время фон Гоген был и архитектором казенного Сестрорецкого инструментального завода, и помощником у архитекторов И.С. Богомолова, А.Ф. Красовского, графа П.Ю. Сюзора, но совмещать работу подмастерья с учебой было нелегко. Фон Гоген вспоминал незадолго до смерти, как ему приходилось в это время лавировать у архитектора Сюзора: «с одной стороны - грозит исключение из Академии за непосещение; с другой стороны патрон не соглашается отпускать его хотя бы на пару часов в классное время, даже при условии вечерних отработок». Это было, конечно, тяжело, и здесь-то, может быть, он и подорвал так основательно свое, и без того от природы не особенно крепкое здоровье. Но отсюда же он вынес ту отзывчивость ко всему страждущему, обездоленному, которая так типично характеризовала его впоследствии как педагога. В 1888 году А.И. фон Гоген стал членом Императорского Санкт-Петербургского общества архитекторов (в 1908 году - членом Правления). С 1900 года член редколлегии журнала «Зодчий». В начале 1889 года был назначен исполняющим делами члена-архитектора инженерного комитета Главного инженерного управления. В 1893 году определен исправляющим должность архитектора ко двору великого князя Владимира Александровича, а в 1896 году избран в число действительных членов Академии Художеств. Наконец, в мае 1908 года А.И. фон Гоген принял должность инспектора по строительной части при Кабинете Его Императорского Величества. В своих предпочтениях фон Гоген прошел большой путь от убежденного эклектика до представителя и большого приверженца неоклассики. На III съезде русских зодчих в 1900 году он с большим почтением относился к раннему модерну, участвуя на одном выставочном стенде с Ф.О. Шехтелем, И.А. Ивановым-Шиц, Л.Н. Кекушевым. К концу жизни он склоняется к рациональному модерну и неоклассике. Б.М. Кирков пишет: «К 1910 году неоклассическое направление потеснило новый стиль. Фон Гоген разделял общее увлечение. В 1912 году, давая интервью «Петербургской газете», он резко критиковал ранний модерн, надоевшую всем декадентщину. Ему импонировало, что «в последние 2 – 3 года мы опять видим эволюцию в архитектурном искусстве, и теперь уже не строят в центре города уродливых зданий с какими-то вычурными фигурами». Трудно обвинять зодчего в непоследовательности. Он жил и творил в динамичную эпоху, когда происходила резкая переоценка ценностей. Его собственные пристрастия менялись...». Да и требования заказчика, а не собственные пристрастия были чаще всего основным ориентиром.



В 1889 году вместе с архитектором В.Ф. Харламовым он работает над фасадом Московской городской думы (3 премия), в 1890 году проектирует главный дом на Нижегородской ярмарке с архитекторами Трейманом и Трамбицким. В 1890 – 1891 годах в Екатеринославе возводит здание банка и английского клуба, составляет проекты для реального училища в Пензе, особняка А.В. Чернова в Санкт-Петербурге, в 1892 году делает эскизы иконостасов в домовой церкви графа Шереметьева. В 1894 году строит императорский павильон на станции Гайновка, в 1894 – 1898 годах совместно с А.В. Ивановым работает над Церковью Божьей Матери Всех Скорбящих Радости в Санкт-Петербурге, а в 1895 году возводит по своему проекту особняк Козлянинова и флигель с конюшней особняка И.К. Мясникова. В 1896 году фон Гоген был назначен членом и архитектором в строительную комиссию по возведению здания для помещения служащих при Главной Палате мер и весов, проектировал фасад дома страхового общества «Россия». В 1897 – 1899 годах представил проекты дома для рабочих российско-американской резиновой мануфактуры в Санкт-Петербурге, храма в память 17 октября 1888 года в Нижнем Новгороде, Киевского политехнического института. В 1900 - 1901 году по чертежам фон Гогена возводится доходный дом Д.И. Менделеева на Большой Пушкарской и здание Николаевской академии Генерального штаба. В 1901 году он составил проект здания Суворовского музея, работал над фасадом пассажирского здания Санкт-Петербургской станции Витебской железной дороги (оба проекта совместно с Г.Д. Гриммом), проектировал здание реального училища для города Уржума. В 1902 – 1903 годах в стиле неоготики в селе Борки в Орловской губернии по заказу великого князя Андрея Владимировича, двоюродного брата императора, фон Гоген строит гигантский дворцовый ансамбль.
В начале ХХ века фон Гоген активно занимался частным строительством. Им были построены особняк княгини Н.К. Вадбольской, особняк К.А. Варгунина. Самая известная постройка архитектора - особняк балерины М.Ф. Кшесинской в стиле модерн (1905 год). Сам Александр Иванович первое время жил в им же построенном доходном доме И.А. Жевержева (ул. Рубинштейна, 18). Также зодчим построен доходный дом Козляниновых (ул. Писарева, 10). По проекту фон Гогена в 1902 году построен дом военного собрания в Порт-Артуре, в 1904 году создан проект церкви на братской могиле в Симферополе, в 1908 году закончена архитектурная работа по памятнику миноносцу «Стерегущий» на Кронверкском проспекте. В 1904 году в конкурсе на постройку инфекционной больницы в Самаре, который объявил самарский купец Л.С. Аржанов, из 30 участников первую премию взял фон Гоген с проектом «Красное кольцо».

В 1909 году мастер подготовил два проекта для зданий Крестьянского банка в Самаре и в Пензе. Пензенский проект был позже использован и в Чернигове. Совместно с Н.В. Васильевым и С.С. Кричинским в 1909 – 1913 годах проектировал здание Санкт-Петербургской соборной мечети.

Фон Гоген занимался самой разной творческой работой от росписи чайных сервизов, блюдцев и солонок, создания плашек, заставок, шрифтов и заглавных букв для журнала «Зодчий» до реставрации кремлевских стен и храмов.



Фигурная плашка под текст из журнала «Зодчий». Автор  А.И. фон Гоген.
Заметьте, снизу, по центру и чуть справа можно увидеть значок (монограмму) фон Гогена. Буква
«А» вписанная в «Г» - Александр фон Гоген



Тот самый значок монограмма

Последняя работа зодчего – проект здания ресторана «Данон» (1913 год) в неоклассическом стиле в Санкт-Петербурге на Мойке, 24.

А.И. фон Гоген по всеобщему признанию был выдающимся педагогом. Уже в 1892 году как талантливый акварелист, он стал штатным преподавателем акварельного класса в знаменитом Санкт-Петербургском центральном училище технического рисования барона Штиглица (до 1897 года). С ноября 1897 года руководил курсом архитектурного проектирования в Николаевской инженерной академии (до 1908 года). В институте гражданских инженеров деятельность фон Гогена началась в 1898 году в качестве преподавателя акварельного рисунка, с 1903 года - руководителя исполнения дипломных работ, с 1905 года члена Совета института.



Обладая огромным опытом в проектировании, А.И. фон Гоген не жалел ни времени, ни труда для занятий со студентами.
В последние месяцы жизни, сильно страдая физически, он, тем не менее, даже по праздникам и в неурочные дни приезжал в институт и, как непревзойденный акварелист, помогал своим ученикам, отделывая им акварелью для образца, части проектов. Он живо интересовался жизнью студенчества. Одно время на его квартире даже было устроено бюро справок по предложению студентам заработка. И студенты со своей стороны ценили такое к ним отношение, что и показали, придя огромной толпой проводить учителя к месту последнего упокоения. Страдая хроническим заболеванием почек, Александр Иванович не смог больше терпеть невыносимые боли, и вечером 6 марта 1914 года застрелился в своей квартире на Невском проспекте, 136. Похоронили фон Гогена на Смоленском православном кладбище, недалеко от ворот. Могила не сохранилась.

Заразная больница (бесплатная детская эпидемическая имени Л.С. Аржанова)
при Ольгинской общине сестер милосердия РОКК в Самаре


Известные краеведы, научные сотрудники государственного архива (к сожалению, ныне покойные) В.С. Блок и А.А. Буданова писали, что мысль о строительстве заразной больницы в Самаре возникла у купца, потомственного почетного гражданина Самары Лаврентия Семеновича Аржанова еще в 1903 году. Стоит оговориться, что с фамилией Аржановых были связаны самые пренеприятные истории. Чего стоят только подложные документы по долгу П.С. Субботина, предъявленные в суде, в результате чего последний лишился мельницы в пользу Аржановых (по сути, случилось то, что сегодня называется рейдерским захватом). Подобным образом потерял мельницу и купец Зворыкин. Купцы Аржановы чуть-ли не профессионально занимались выдачей кредитов под залог недвижимости по заниженной цене, пользуясь зачастую самыми грязными методами и приемами.

Изменить скандальный имидж к концу жизни взялся сын Семена Илларионовича Аржанова – Лаврентий. Его дела по благотворительности в Самаре стали широко известны, за что он и получил звание потомственного почетного гражданина города. В начале XX века Л.С. Аржанов являлся старостой (хозяйственным попечителем) Казанско-Богородицкой единоверческой церкви на месте будущей диетической столовой у дома культуры «Рассвет», установил на ней 2 огромных колокола. Он был почетным членом Самарского губернского попечительского общества детских приютов, членом губернского комитета по призрению детей воинов, членом правления Самарского попечительского общества «Дом трудолюбия», членом попечительского совета Николаевского сиротского дома, членом Совета Самарской общины сестер милосердия имени великой княжны Ольги Николаевны Российского Общества Красного креста (вместе с братом являлся основным жертвователем средств на постройку здания больницы общины РОКК на углу нынешних улиц Буянова и Л. Толстого), пожизненным почетным членом Самарского детского приюта для бездомных детей имени великой княжны Анастасии Николаевны. В 1901 году выстроил собственную богадельню (Аржановская богадельня), во время Первой мировой войны при богадельне открыл еще и лазарет. Финансировал открытие женской прогимназии. В 1911 году Аржанов подарил Самаре чудесный собственный сад почти за городом (ныне территория на Волге между улицами Соколова и Осипенко). В 1912 году открылся городской общественный сад (парк) – Аржановский. В саду организовали школу, начал работу детский сад Самарского общества народных университетов, разместилось Самарское общество разумных развлечений.

В январе 1904 года Л.С. Аржанов обратился в Императорское Санкт-Петербургское общество архитекторов с объявлением конкурса на лучший проект здания для заразной больницы при Ольгинской общине сестер милосердия в Самаре в 82 квартале. Уже в феврале того же года в журнале «Зодчий» были опубликованы требования к проекту.



Из журнала «Зодчий», 1904 г.

В них значилось, что строение должно быть двухэтажным, и состоять из семи изолированных друг от друга помещений с отдельными входами - соответственно для больных скарлатиной (8 кроватей – 2 комнаты по 2 кровати и 4 по одной), дифтеритом (6 кроватей на 4 комнаты), оспой (2 кровати на 2 комнаты), тифом (4 кровати на 2 комнаты), рожью (2 кровати на 2 комнаты), корью (2 кровати на 2 комнаты) и для сомнительных (4 кровати на 4 комнаты). Семь входов, кстати, сохранились и сейчас, но четыре из них со двора не имеют симпатичных крылечек с колоннами. В каждом отделении должны находиться: отдельная прихожая, ванная комната, клозет и комната для сестры милосердия. Вышина комнат – 6 аршин, объем воздуха не менее 6 куб. саженей на одну кровать. Каждое отделение должно было иметь отдельную прихожую, ванную комнату, клозет и комнату для сестры милосердия. Кроме того, в здании больницы должны помещаться: кабинет врача, при нем лаборатория и клозет, служебное отделение, состоящие из кухни, кладовой, помещений для слуг, столовой, спальни сестер, комнаты старшей сестры, ванной и клозета. Часть этих помещений может быть размещена в подвале. Отопление – центральное водяное; в проекте соискатели должны показать (в плане) место для котлов и помещения для электростанции.
С дворовой стороны необходимо было поместить службы в отдельном здании: прачечная, погреб, ледник, сарай для дров, помещение для трех семейных служащих и помещение для дезинфекционной камеры.
Отдельно оговаривалось, что «от прочего места, принадлежащего Общине, участок заразной больницы должен быть отделен каменной оградой не менее 5 аршин вышиной; от Москательной улицы – существующей решетчатой оградой и на расстоянии не менее 4 саженей».
При составлении проекта авторы могли не обращать внимание на стоимость постройки. Проектные чертежи должны были состоять: из генерального плана (масштаб 0, 25 дюйма = 1 сажень), детальных планов этажей (масштаб 0, 5 дюйма = 1 сажень), одного фасада (масштаб не менее 0,5 дюйма = 1 сажень) и необходимых разрезов. В особой таблице на полях чертежей должно быть показано кубическое содержание помещений.
Проекты должны быть представлены в папках (не в свернутом или согнутом виде), под девизами, с приложением девизных конвертов, содержащих фамилию и полный адрес автора.
В конкурсе дозволялось участвовать только лицам, постоянно проживающим в России.
За относительно лучшие проекты предполагалось выдать 3 премии из общей суммы в 1000 рублей, размер первой премии устанавливался в 500 рублей, а прочих – по усмотрению комиссии судей. Из выдаваемых премий удерживается в пользу Общества: с членов его – 10%, с посторонних – 20%. Премированные проекты поступали в собственность заказчика, непремированные же могли быть взяты авторами обратно не позже 4 мая 1904 года. В комиссию судей вошли: академики архитектуры Д.Д. Зайцев, Д.А. Крыжановский, З.Я. Леви, А.П. Максимов и Р.Р. Марфельд.

16 марта 1904 года под председательством известного петербургского архитектора Иеронима Севастьяновича Китнера, в присутствии 39 действительных членов, 2 членов-сотрудников, 4 членов-соревнователей, 3 корреспондентов, 3 студентов и 7 гостей (всего 58 лиц) состоялось 20 очередное общее собрание Императорского Санкт-Петербургского общества архитекторов. После открытия заседания А.П. Максимовым был зачитан отзыв комиссии судей по конкурсу проектов заразной больницы в Самаре. На конкурс было представлено 30 проектов. Первую премию взял проект под девизом «Красное кольцо» Александра фон Гогена, вторую премию – проект под девизом «Три концентрических круга» Максимилиана Китнера (сын И.Е. Китнера), третью премию присудили проекту под девизом «Буква «А» в круге» Бориса Огородникова.
Кроме того, особо рекомендованными для покупки стали (без премии) второй вариант проекта фон Гогена, признанный лучшим разрешением темы, но не удостоенный премии из-за нарушения некоторых условий задания, а также проекты под девизами «Aliquis» и «Здоровье».

Проект под девизом «Красное кольцо» А.И. фон Гогена
О проекте фон Гогена мы знаем совсем немного. В заключении комиссии указывалось: «Проект «Красное кольцо» представлен в двух вариантах: по первому из них здание проектировано в виде буквы «П», причем обширный двор внутри здания, обращен на улицу Соловьиную, что следует признать крайне удачным. Кроме того, в этом прекрасном проекте следует отметить многие достоинства, а именно: 1) план чрезвычайно прост, без закоулков и ненужных вредных выступов; 2) помещения для здоровых отделены в особую группу; 3) семь входов с крыльцами тщательно проработаны; 4) прибавлено при каждом отделении, не требуемое программой, но весьма полезное, помещение для дезинфекции приходящих и уходящих, причем это помещение расположено при передних, как проходное.
Недостатками проекта являются: 1) разрыв строения от межи в 5 аршин 12 вершков, вместо требуемых 2 саженей; 2) недостаточность помещений для прислуги; 3) тифозное отделение имеет всего 2 кровати вместо четырех. Все замеченные недостатки устранимы из проекта без сколько-нибудь решительной его переработки и с избытком исчерпываются выдающимися достоинствами. Кубическое содержание больницы 932, 70 куб. с., служб – 145, 56 куб. с..

По второму варианту, прилагаемому к проекту, предложено для больницы возвести два отдельных флигеля, не связанных между собой, а помещение сестер и служащих, как и электрическую станцию вовсе выделить из больничного здания. Такое решение задачи коренным образом нарушает пункт первый программы конкурса. Вместе с тем, преимущества очевидны: 1) 2 отдельных, совершенно изолированные друг от друга, корпуса прекрасно обветриваются, а палаты обращены на юг, чего нет ни в одном проекте; 2) помещения для сестер и электростанция выделены из здания, что тоже не предусмотрено программой, но на практике правильно и заслуживает полного одобрения, и только по формальным причинам второму варианту не присуждена премия. Рекомендован к покупке.

Проект под девизом «Три концентрических круга» М.И. Китнера
К достоинствам этого проекта нужно отнести: простоту приема, светлые коридоры, разобщенность входов, отделение жилых помещений от больничных и расположение отделения для сомнительных непосредственно при кабинете врача. К недостаткам же следует причислить неудачное размещение электростанции, недостаточность помещения для сестер и прислуги, а также отсутствие служебного корпуса.

Проект под девизом «Буква «А» в круге» Б.Е. Огородникова
Прием плана ясен и обдуман. Удачна идея поместить ванные и клозеты всех отделений в отдельном павильоне, соединяющимся с главным коридорами.

Проект под девизом «Здоровье»
Общее расположение флигелей проекта просто, хотя большая часть палат обращена на восток, а двор со всех сторон окружен флигелями. Но двор большой, широкий и хорошо обветривается. Расположение отделений просто, ясно и все требования исполнены, размеры комнат хороши, а коридоры светлы.
Фасад нельзя признать удачным. Проект может быть отнесен лишь к хорошим. Разрыв между флигелями менее 2 саженей, что не отвечает строительному уставу. Передняя в тифозном отделении плохо освещена, фонарем сверху».



Проект «Aliquis» из журнала «Зодчий», 1904 г.

Три премированных проекта были переданы Лаврентию Семеновичу Аржанову. Однако по каким-то причинам, вероятно, из-за событий первой революции и русско-японской войны проекты были отложены «в долгий ящик». Вместе с тем, эпидемическая ситуация в Самаре не переставала быть угрожающей. В 1910 – 1914 годах в городе свирепствовал сыпной тиф, холера, невиданных масштабов приобрела заболеваемость туберкулезом. Резко возросла смертность детей от инфекционных заболеваний.

30 сентября 1910 года известный миллионер, потомственный почетный гражданин города, директор детского приюта для бездомных детей имени Великой княжны Анастасии Николаевны самарский купец В.М. Сурошников выступил на страницах газеты «Волжское Слово» с идеей открыть в Самаре детскую инфекционную больницу. Идея сразу приобрела популярность, но В.М. Сурошникова опередил купец Аржанов, передав конкурсные проекты на доработку и воплощение в жизнь непременному члену Совета Ольгинской общины, Самарскому Губернскому инженеру Платону Васильевичу Шаманскому (судя по всему, до мобилизации в ряды армии в августе 1914 года строительство вел известный самарский строитель и самобытный архитектор Г.Н. Мошков, хотя сведения, приведенные дочерью последнего достаточно туманны).




В Отчете Комитета Самарской Ольгинской общины сестер милосердия Российского Общества Красного Креста (РОКК) за 1911 год читаем: «Как особо выдающееся событие в жизни Общины, в текущем году является исполнение проекта постройки бесплатной заразной детской больницы. Проект постройки этой больницы возник по желанию Почетного члена Совета Л.С. Аржанова, изъявившего желание пожертвовать на это до пятисот тысяч рублей. После обсуждения этого проекта Советом, план постройки был одобрен. Имея твердое желание привести задуманный проект в исполнение, г. Аржанов сделал заявление о согласии принять на себя стоимость всей постройки, исчисляемой в 200 000 рублей и кроме того пожертвовать в неприкосновенный капитал 300 000 рублей в обеспечение содержания больницы. Это заявление принято Советом с благодарностью, на что, по его представлению, последовало разрешение Главного управления Российского Общества Красного Креста. Больница предполагается на 25 – 30 бесплатных кроватей с отдельными изолированными палатами по роду болезней, кабинеты врачей, помещения для сестер милосердия и прислуги. Здание больницы планируется в 2 этажа с подвальными помещениями для динамо-машины».



Отчеты комитета Самарской Ольгинской общины сестер милосердия РОКК

Многие самарские краеведы писали, что строительство детской инфекционной больницы было закончено в 1914 году, а В.С. Блок и А.А. Буданова называли конкретную дату открытия – 14 октября 1914 года. Первые сведения о больнице со списком служащих (список для выдачи продовольствия в военное время) в документах госархива относится к 5 ноября 1914 года. Казалось бы все сходится. Однако ни в одной из сохранившихся газет за 1914 год так и не удалось обнаружить информации о торжественном открытии 14 октября. Помимо всего, в газетах за январь и август 1914 года упоминается какая-то заразная больница наряду с Плешановской, Шихобаловской, Земской...



Из фондов ЦГАСО. Первое упоминание о больнице имени Аржанова в документах (список служащих) от 5 ноября 1914 года

Первое объявление в Адрес-календаре и вовсе отмечено только в 1916 году: «Бесплатная эпидемическая детская больница имени Л.С. Аржанова при Самарской Ольгинской общине. Заведущая больницы - старший врач Мария Густавовна Шульц, проживавшая в доме доктора Гринберга; врачи-ассистенты Ольга Яковлевна Ложкина и Вера Алексеевна Жернакова, проживавшие в здании Общины».

В.С. Блок и А.А. Буданова совершенно справедливо отмечали, что это было первоклассное здание детской больницы, образцово оборудованное для лечебных целей. Подобной больницы не было ни в одной губернии. Главный фасад выходит на улицу Льва Толстого и имеет симметричную 12-осевую фронтальную композицию. Центральный объем оформлен полукрулым окном, наличником с замковым камнем, двумя восьмиугольными окошками и двумя лепными барельефами ангелов, расположенными по бокам от полукруглого окна. Под барельефами ангелов мы видим барельефы венков, между которыми раньше была указана фамилия главного благотворителя больницы большими объемными буквами – «Аржановъ». Это чем-то похоже на надпись «Ивановъ» на фасаде здания винных складов Г.И. Иванова по улице Венцека. Естественно, что в советское время подобные надписи сбивались и все следы закрашивались.

В.Н. Казарин хорошо писал по этому поводу: «В послевоенные годы наша семья жила одно время на улице Льва Толстого. И я помню, что на фасаде здания больницы сквозь наслоения краски проступали большие буквы фамилии Аржанова. Ее не раз закрашивали. Но она проступала снова и снова. Сейчас ее не видно. Стерли, закрасили. И напрасно. Будь моя воля, я не только восстановил прежнее название больницы, но укрепил бы на ее стене мраморную доску с таким примерно текстом: «Здание бесплатной инфекционной больницы построено в 1914 году на средства самарского купца I гильдии, коммерции советника Лаврентия Семеновича Аржанова».

После взятия Самары Красной армией в 1918 году детская инфекционная больница имени Аржанова временно утратила свой профиль и стала рядовой городской больницей.

Детская больница как часть туберкулезного диспансера
имени З.В. Соловьева («Соловьёвка») в 1923 – 1930 годах


Благодаря содействию Американского комитета помощи русским детям, передавшего 15 000 долларов, Центральный комитет Российского Общества Красного Креста (РОКК) не допустил закрытия больницы в период военного коммунизма и вскоре переоборудовал ее в детский туберкулезный диспансер имени председателя ЦК РОКК З.П. Соловьева.

Детская больница как часть Института
охраны материнства и детства в 1930 – 1990-е годы


В 1930 году детский противотуберкулезный диспансер вошел в состав Института охраны материнства и детства. После постройки Областной клинической больницы имени Калинина и детской больницы при ней – детское и акушерские отделения Института были перенесены на Ташкентскую улицу, а в бывшем здании Аржановской больницы открыли Медсанчасть № 15.



Фото из коллекции А.Н. Жукова, 1980-е годы



Медсанчасть № 15 (ныне ГП № 13, 2-е поликлиническое отделение)

В 1994 году, по сведениям журналистов В. Осечкина и В. Владимирова, Медсанчасть № 15 Железнодорожного района возглавил главный врач Раис Назимов, который при содействии главы района В.И. Лумпова провел ремонт фасада, покраску и реконструкцию внутренних помещений за счет бюджета. Этот чудо-ремонт видно и сейчас. Глядя на здание поликлиники, становится жалко как посетителей учреждения, так и медперсонал. А больше всего, не сочтите циниками, жалко здание Аржановской больницы. Судя по всему, ремонт делался без проекта, на скорую руку.







































Принимая во внимание большой опыт реставрационных работ компании «Волга», будем надеяться, что реставрация пройдет на самом высоком профессиональном уровне и здание будет спасено.

ПОДРОБНО о здании Крестьянского и Дворянского земельных банков в Самаре по проекту фон Гогена здесь:
http://kraeham.livejournal.com/87234.html
__________

Источники

ЦГАСО. Ф. Р-15. Оп. 1. Д. 115. Л. 67.
ЦГАСО. Ф. Р-1251. Оп. 1. Д. 1.
ЦГАСО. Ф. Р-1251. Оп. 1. Д. 2.

1. Адрес-календарь и Памятная книжка Самарской губернии. Самара, 1916. С. 81.
2. Борьба с эпидемиями. //Городской вестник, 1914, 15 января. С. 3.
3. В Императорском Санкт-Петербургском Обществе архитекторов. //Зодчий, СПб, 1904, № 12. С. 144.
4. Волжское Слово, 1910, 30 сентября. С. 3.
5. Заключение комиссии по конкурсу больницы для заразных больных при Ольгинской общине сестер милосердия в г. Самаре. //Зодчий, СПб, 1904, № 18. С. 221 - 223.
6. Заключение комиссии по конкурсу больницы для заразных больных при Ольгинской общине сестер милосердия в г. Самаре. //Зодчий, СПб, 1904, № 19. С. 230 - 231.
7. К вопросу обеспечения населения больничной помощью. //Городской вестник, 1914, 21 июня. С. 3.
8. К борьбе с тифозной эпидемией. //Городской вестник, 1914, 29 марта. С. 3.
9. Отчет комитета Самарской Ольгинской общины сестер милосердия за 1911 год. Самара: типография П.Г. Петрова, 1912.
10. Условия конкурса на составление проекта больницы для заразных больных Ольгинской общины в г. Самаре. //Зодчий, СПб, 1904, № 2. С. 19-20.
11. Эвальд В. А.И. фон Гоген. Некролог. //Зодчий, СПб., 1914, № 12. С. 143 - 144.
____________

- Блок В.С., Буданова А.А. Ансамбль зданий больницы Российского общества Красного Креста. / Неизвестная Самара, городская научная конференция 20 - 21 декабря 2002 года. Самара, 2003.
- Казарин В.Н. Возрожденные имена. Самара: Самарское отделение лит. фонда, 2004.
- Мошкова М.Г. Дорогу осилит идущий. Семейная хроника. Самара: СВИР, 2001.
- Осечкин В., Владимиров В. Под самый высокий процент. [О реконструкции "Аржановской больницы" в Самаре] //Самарские известия, 24 августа, 1994. С. 2.
Tags: А.И. фон Гоген, Л.С. Аржанов, П.В. Шаманский, архитекторы, больница Аржанова, реставрация
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments

Recent Posts from This Journal