Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

почта

Особняк Вакано: «Дом директора»



Город Самара встретил австрийского поданного Вакано с присущим только ему контрастом европейского шика и русского провинциального разгильдяйства: новая Иверская часовенка на вокзале,  великолепное здание самого железнодорожного вокзала в стиле неоренессанс, непролазная грязь, пьяные извозчики, арендованный Альфредом Филипповичем полуразрушенный старый пивоваренный завод Буреева, давно «висевший тяжелым грузом на шее городских властей».
В Самару со своей семьей начинающий пивовар переехал в 1880 году – с женой Анной-Марией-Варварой Пернич и двумя сыновьями Владимиром и Эрихом.
В нашем городе у Вакано родились еще четверо детей Лотар (1881), Лев (1884), Герберт (1886), дочь Ольга (1887). Анна и Альфред Вакано в период с 1880 по 1888 годы жили в старом двухэтажном доме на территории завода.
Однако вскоре, жена Анна покинула мастера, детей и вернулась в Вену.
Место жены заняла племянница – Мария Луиза Баредер или Мария Игнатьевна (хотя официально отношения Альфреда Филипповича и Марии Игнатьевны так и не были оформлены). В 1887 году А. Ф. Вакано получил в строительном отделении Самарской городской Управы разрешение на возведение собственного дома на территории завода. Проект дома, как и чертежи всех заводских построек 1880-х годов, были составлены архитекторами немецкой  машиностроительной компании И. С. Швальбе.

Collapse )

В летнее время дом Вакано всегда окружал пышный цветник с розами, а сам особняк напоминал средневековый замок. Именно в этом здании была собрана одна из самых значительных и дорогих коллекций произведений искусства на Средней Волге.

Картины, скульптуры, ковры, мебель, оружие, даже египетский саркофаг с мумией Альфред Филиппович и Мария Баредер собирали по всему миру. Сегодня уцелевшая часть коллекции Вакано каталогизирована, а также подробно изучена замечательными самарскими исследователями Т. Ф. Алексушиной и В. А. Черновой, и  находится в фондах Самарского художественного музея и в Эрмитаже.

В 1914 году Альфред Филиппович построил новый особняк на Театральной площади по проекту архитектора Вернера, а Дом директора занял его старший сын Владимир с семьей. Ныне в здании старого особняка Вакано находятся лаборатория Жигулевского пивоваренного завода и бухгалтерия.



Шестигранная башня особняка с балконом



Особняк Вакано («Дом директора») с мраморной женской скульптурой
и фамильным гербом из керамики, 1899 г.







Мария Баредер с детьми Альфреда Филипповича на балконе заводского особняка, 1893г.






Кронштейн под мраморную женскую скульптуру



У крыльца особняка






Одна из трех сохранившихся печей

К большому сожалению, авторство керамики сохранившейся печи-голландки окончательно так и не было установлено. Хотя разными специалистами, в том числе петербургским исследователем Андреем Ивановичем Роденковым, выдвигались различные гипотезы об авторстве керамики этой голландки: либо это произведение Центрального училища технического рисования барона Штиглица, либо гончарного завода М. В. Харламова, или даже самого Леопольда Бонафеде.

Автора печи-голландки в Доме директора не смогли назвать даже именитые самарские культурологи, музейные и архивные работники. Но, как говорится, помог случай. Нам удалось познакомиться с работником Госстраха, которая делала генеральную страховую опись имущества завода в 1970 году, Анной Ивановной Бескаравайных. Она сразу (без каких-либо подсказок и лишних предисловий) заявила, что «печи-голландки в лаборатории Жигулевского пивоваренного завода имеют какое-то отношение к некоему Харламову» (якобы ей попадались пыльные стопки дореволюционных фирменных бланков какого-то Харламова с неразборчивым почерком и рисунками во время её работы с инвентарными книгами и другими архивными заводскими документами).

На наш справедливый вопрос, как страховой агент запомнила такой факт и не забыла о нем за сорок лет, Анна Ивановна с присущим ей юмором заявила, что «очень тогда фамилия хоккеиста Харламова у всех была на слуху, вот и запомнила».
Истинно, пути господни неисповедимы.

В итоге, хочется отметить, что окончательно авторство керамики печей «Дома директора» еще только предстоит установить. Но первые шаги на этом нелегком пути уже сделаны.









Детали:






























Одновременно отключили свет и сели батарейки на вспышке









Печь-голландка со стороны топочной камеры
с любопытным рисунком на белой плитке


Сохранившаяся печь-голландка хранит еще одну тайну.
Со стороны топочной камеры печь облицована обычной белоснежной плиткой с каким-то нехитрым рисунком. Сначала издалека нам показалось, что рисунок заводской и кладка плитки при сборке должна была дать картину речной осоки или камыша. Но при ближайшем рассмотрении под мощной увеличительной лупой, мы увидели, что рисунок размашистыми мазками был нанесен позже, уже после выкладки печи. Заметив наш интерес к этому «наброску», начальник лаборатории ОАО «Жигулевское пиво» Людмила Афанасьевна Спиридонова поведала удивительную историю.

Оказывается, что печью и этим «растительным» рисунком на ней интересовался несколько лет назад Владимир Николаевич Востриков, будучи директором Самарского областного художественного музея. После ряда сравнительных анализов, подробного изучения печного рисунка и сохранившихся эскизов известного самарского художника, фотографа, краеведа и купца Константина Павловича Головкина, Востриков пришел к поразительному выводу, что картина на печной плитке, вероятно, принадлежит кисти нашего знаменитого земляка.

Надо сказать, что это предположение выглядит убедительным и логичным. Ведь, известно, что купец Головкин состоял в теплых, дружеских отношениях с Альфредом Филипповичем, а также с его сыном – управляющим Жигулевским заводом Владимиром Альфредовичем Вакано.



Рисунок на печной плитке, по всей видимости, кисти К. П. Головкина



Топочная камера печи



Топочная камера другой печи-голландки, заштукатуренной и закрашенной



Фрагмент напольной плитки на старой кухне












Кессонированные дубовые потолки гостиной



О Жигулевском пивоваренном заводе на сегодняшний день написано огромное количество книг, проведено множество различных исследований, изучены все доступные документы Центрального государственного архива Самарской области, но предприятие фон Вакано продолжает удивлять неожиданными находками и старинными секретами.

Павел ПОПОВ





Искренне благодарим за консультации и помощь в работе над материалом:

- Президента ОАО «Жигулевское пиво» Юрия Васильевича Сапрунова.
- Дочь знаменитого главного пивовара Жигулевского пивоваренного завода А. Н. Касьянова – Инну Александровну Касьянову.
- Историка-краеведа Владимира Николаевича Казарина.
- Бывшего работника отделения Госстраха Анну Ивановну Бескаравайных.
- Начальника лаборатории по качеству ОАО «Жигулевское пиво» Людмилу Афанасьевну Спиридонову.

Господа, читатели, не забывайте, что у фотоснимков есть автор и правообладатель.
Данные снимки и текст уже переданы для публикации.
Копирование на данный момент строго запрещено.

почта

Знаменитый кирпич Летягиных

 

Фотоснимок тычка кирпича с клеймом Наследников Летягина
предоставлен Владимиром Смирновым
[info]v_sm

Кирпич с клеймом на тычке "Н-въ Летягина въ Самаре с 1879" был произведен на заводах, принадлежавших ранее Ивану Петровичу Летягину в поселке Запанское. Точное местонахождение: у Колесникова оврага в Новом Оренбурге и у самого полотна железной дороги (справочник "Вся Самара за 1900 год"). По некоторым данным там же находился и третий завод.

Collapse )
почта

Самарские мукомолы и таинственные двери

Комментарии: http://community.livejournal.com/show_me_samara/50612.html

 

                           Паровая мельница Башкирова 1889 г. с дверью на уровне третьего этажа

Collapse )
почта

Самара с пивом

 Комментарии: http://community.livejournal.com/samara_history/20319.html

 

                        «Пивной разворот» в Адрес-календаре и памятной книжке Самарской губернии

Варили пиво еще с глубокой древности. Например, широко известен факт, что богатая дама Пу-Аби с помощью соломинки из чистого золота пила пиво на пирах в древней Месопотамии. Ее золотую соломинку для пива, которой более 3 тысяч лет, можно и сейчас увидеть в музее Пенсильванского Университета в Филадельфии.

В Самаре массовое пивоварение начало развиваться с середины XIX века, когда наш край стал превращаться в мощный район торгового зернового хозяйства и привлекал в город дельцов всех мастей. Однако первый пивовар был по происхождению все-таки самарец – Н. Ф. Дунаев. По данным справочника «Фабрично-заводские предприятия Российской империи», Дунаев открыл свой завод в 1847 году на углу Москательной (Льва Толстого) и Дворянской (Куйбышева). Варил пиво высококачественных сортов, в основном, «Портер». Но дела шли плохо. Богатые самарцы предпочитали напитки столичных заводов, а бедные употребляли «внутренний полушубок» – «40-градусное жуткое пойло». Именно поэтому, Дунаев занимался и выпуском дешевой водки, продавал артезианскую воду из собственных скважин жесткостью менее 14%, и даже сдавал в аренду свой сад на Вокзальной площади. По данным краеведа Струкова, к 1915 году производство Дунаева стало нерентабельным и было окончательно закрыто.

Collapse )