Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

почта

Тройка братьев Ли



«Оглобля» или «дуга» - вход на Самарский ипподром

В начале 1970-х годов на Московском шоссе возвели известную всем «дугу» или «оглоблю» – своеобразный портал на ипподром, который по первоначальному проекту должны были венчать колокол и бронзовая скульптура летящей тройки лошадей. В 1979 году новый молодой директор ипподрома В. П. Шуваев задался целью воплотить этот проект бронзовой тройки в жизнь, достав где-то по большому блату три тонны высококачественной листовой бронзы. Проект скульптуры тройки 1966 года был представлен в куйбышевское отделение Союза художников. Там идею композиции одобрили, но выполнить скульптуру отказались, заявив в приватной беседе, что подобный проект они не потянут. Более двадцати крупнейших мастерских Советского Союза также не устроили Шуваева – одни утверждали, что лошади не их профиль, другие запрашивали астрономические суммы за выполнение проекта. И вот, к уже отчаявшемуся директору ипподрома пришли начинающие куйбышевские скульпторы братья Ли. Они смело заявили, что выполнят скульптуру в самые короткие сроки и за умеренную плату. Когда гипсовый макет в натуральную величину был готов, устроили пышную презентацию, на которой присутствовали представители дирекции ипподрома, скульпторы, художники и журналисты. Но на мероприятии случился невиданный конфуз. Гипсовая скульптура тройки самым таинственным образом затрещала и развалилась перед удивленной публикой на мелкие кусочки. В итоге, проект так и остался нереализованным, а три тонны листовой бронзы исчезли в неизвестном направлении.

Более подробно об истории самарских ипподромов
смотрите 16 ноября 2010 года во вторник в газете "Волжская заря".

Фото для поста, в связи с бесконечными дождями, временно взято отсюда: http://samara.onfoot.ru/
почта

Особняк Вакано: «Дом директора»



Город Самара встретил австрийского поданного Вакано с присущим только ему контрастом европейского шика и русского провинциального разгильдяйства: новая Иверская часовенка на вокзале,  великолепное здание самого железнодорожного вокзала в стиле неоренессанс, непролазная грязь, пьяные извозчики, арендованный Альфредом Филипповичем полуразрушенный старый пивоваренный завод Буреева, давно «висевший тяжелым грузом на шее городских властей».
В Самару со своей семьей начинающий пивовар переехал в 1880 году – с женой Анной-Марией-Варварой Пернич и двумя сыновьями Владимиром и Эрихом.
В нашем городе у Вакано родились еще четверо детей Лотар (1881), Лев (1884), Герберт (1886), дочь Ольга (1887). Анна и Альфред Вакано в период с 1880 по 1888 годы жили в старом двухэтажном доме на территории завода.
Однако вскоре, жена Анна покинула мастера, детей и вернулась в Вену.
Место жены заняла племянница – Мария Луиза Баредер или Мария Игнатьевна (хотя официально отношения Альфреда Филипповича и Марии Игнатьевны так и не были оформлены). В 1887 году А. Ф. Вакано получил в строительном отделении Самарской городской Управы разрешение на возведение собственного дома на территории завода. Проект дома, как и чертежи всех заводских построек 1880-х годов, были составлены архитекторами немецкой  машиностроительной компании И. С. Швальбе.

Collapse )

В летнее время дом Вакано всегда окружал пышный цветник с розами, а сам особняк напоминал средневековый замок. Именно в этом здании была собрана одна из самых значительных и дорогих коллекций произведений искусства на Средней Волге.

Картины, скульптуры, ковры, мебель, оружие, даже египетский саркофаг с мумией Альфред Филиппович и Мария Баредер собирали по всему миру. Сегодня уцелевшая часть коллекции Вакано каталогизирована, а также подробно изучена замечательными самарскими исследователями Т. Ф. Алексушиной и В. А. Черновой, и  находится в фондах Самарского художественного музея и в Эрмитаже.

В 1914 году Альфред Филиппович построил новый особняк на Театральной площади по проекту архитектора Вернера, а Дом директора занял его старший сын Владимир с семьей. Ныне в здании старого особняка Вакано находятся лаборатория Жигулевского пивоваренного завода и бухгалтерия.



Шестигранная башня особняка с балконом



Особняк Вакано («Дом директора») с мраморной женской скульптурой
и фамильным гербом из керамики, 1899 г.







Мария Баредер с детьми Альфреда Филипповича на балконе заводского особняка, 1893г.






Кронштейн под мраморную женскую скульптуру



У крыльца особняка






Одна из трех сохранившихся печей

К большому сожалению, авторство керамики сохранившейся печи-голландки окончательно так и не было установлено. Хотя разными специалистами, в том числе петербургским исследователем Андреем Ивановичем Роденковым, выдвигались различные гипотезы об авторстве керамики этой голландки: либо это произведение Центрального училища технического рисования барона Штиглица, либо гончарного завода М. В. Харламова, или даже самого Леопольда Бонафеде.

Автора печи-голландки в Доме директора не смогли назвать даже именитые самарские культурологи, музейные и архивные работники. Но, как говорится, помог случай. Нам удалось познакомиться с работником Госстраха, которая делала генеральную страховую опись имущества завода в 1970 году, Анной Ивановной Бескаравайных. Она сразу (без каких-либо подсказок и лишних предисловий) заявила, что «печи-голландки в лаборатории Жигулевского пивоваренного завода имеют какое-то отношение к некоему Харламову» (якобы ей попадались пыльные стопки дореволюционных фирменных бланков какого-то Харламова с неразборчивым почерком и рисунками во время её работы с инвентарными книгами и другими архивными заводскими документами).

На наш справедливый вопрос, как страховой агент запомнила такой факт и не забыла о нем за сорок лет, Анна Ивановна с присущим ей юмором заявила, что «очень тогда фамилия хоккеиста Харламова у всех была на слуху, вот и запомнила».
Истинно, пути господни неисповедимы.

В итоге, хочется отметить, что окончательно авторство керамики печей «Дома директора» еще только предстоит установить. Но первые шаги на этом нелегком пути уже сделаны.









Детали:






























Одновременно отключили свет и сели батарейки на вспышке









Печь-голландка со стороны топочной камеры
с любопытным рисунком на белой плитке


Сохранившаяся печь-голландка хранит еще одну тайну.
Со стороны топочной камеры печь облицована обычной белоснежной плиткой с каким-то нехитрым рисунком. Сначала издалека нам показалось, что рисунок заводской и кладка плитки при сборке должна была дать картину речной осоки или камыша. Но при ближайшем рассмотрении под мощной увеличительной лупой, мы увидели, что рисунок размашистыми мазками был нанесен позже, уже после выкладки печи. Заметив наш интерес к этому «наброску», начальник лаборатории ОАО «Жигулевское пиво» Людмила Афанасьевна Спиридонова поведала удивительную историю.

Оказывается, что печью и этим «растительным» рисунком на ней интересовался несколько лет назад Владимир Николаевич Востриков, будучи директором Самарского областного художественного музея. После ряда сравнительных анализов, подробного изучения печного рисунка и сохранившихся эскизов известного самарского художника, фотографа, краеведа и купца Константина Павловича Головкина, Востриков пришел к поразительному выводу, что картина на печной плитке, вероятно, принадлежит кисти нашего знаменитого земляка.

Надо сказать, что это предположение выглядит убедительным и логичным. Ведь, известно, что купец Головкин состоял в теплых, дружеских отношениях с Альфредом Филипповичем, а также с его сыном – управляющим Жигулевским заводом Владимиром Альфредовичем Вакано.



Рисунок на печной плитке, по всей видимости, кисти К. П. Головкина



Топочная камера печи



Топочная камера другой печи-голландки, заштукатуренной и закрашенной



Фрагмент напольной плитки на старой кухне












Кессонированные дубовые потолки гостиной



О Жигулевском пивоваренном заводе на сегодняшний день написано огромное количество книг, проведено множество различных исследований, изучены все доступные документы Центрального государственного архива Самарской области, но предприятие фон Вакано продолжает удивлять неожиданными находками и старинными секретами.

Павел ПОПОВ





Искренне благодарим за консультации и помощь в работе над материалом:

- Президента ОАО «Жигулевское пиво» Юрия Васильевича Сапрунова.
- Дочь знаменитого главного пивовара Жигулевского пивоваренного завода А. Н. Касьянова – Инну Александровну Касьянову.
- Историка-краеведа Владимира Николаевича Казарина.
- Бывшего работника отделения Госстраха Анну Ивановну Бескаравайных.
- Начальника лаборатории по качеству ОАО «Жигулевское пиво» Людмилу Афанасьевну Спиридонову.

Господа, читатели, не забывайте, что у фотоснимков есть автор и правообладатель.
Данные снимки и текст уже переданы для публикации.
Копирование на данный момент строго запрещено.

почта

Фасадная плитка Самары. Палитра

Авторы, которые работают по зданиям с фасадной плиткой:

golemakraeham и http://samaralife.wordpress.com/
Автор фото: http://samaralife.wordpress.com/

Резные фасады, узорные зданья
На алом пожаре закатного стана
Печальны и строги, как фрески Орканья, —
Горят перламутром в отливах тумана...

М. Волошин


 

Палитра самарской плитки


Фасадная плитка в Самаре представлена двумя основными видами: «майоликовые» изразцы и «кабанчик». Часто эти виды плиток сочетались. Пропорция подобного сочетания диктовалась целевым назначением здания.

Collapse )